Алексей Пахоменко: "Мы чувствуем растущий интерес российских инвесторов"

Советник губернатора Самарской области, генеральный директор ОАО "ОЭЗ ППТ "Тольятти" Алексей Пахоменко в интервью рассказал о работе с инвесторами и о тенденциях государственной стратегии, направленной на импортозамещение и развитие собственного производственного потенциала.

Фото:

- В этом году полномочия по управлению ОЭЗ перешли из федерального центра на региональный уровень. Как это повлияло на ход всего процесса?

- Статус управляющей компании позволяет нам вести работу напрямую с инвесторами. В роли филиала любые вопросы текущего характера было необходимо согласовывать с федеральным центром. Сократилось количество управляющих звеньев, упростилась процедура принятия оперативных решений. Эффективность работы ОЭЗ оценивается по многим параметрам: объем привлеченных инвестиций, количество резидентов, объем освоенных средств на строительство инженерной инфраструктуры. Теперь за все это отвечает регион. Работать стало проще, но и ответственность для команды проекта полная, безапелляционная и каждодневная.

- Когда окупятся вложения государства в ОЭЗ?

- Экономика управляющей компании строится на получении доходов от эксплуатации инженерной инфраструктуры. Для того чтобы компания была стабильной и безубыточной, мы должны иметь достаточное количество потребителей-резидентов, производства которых работают в соответствии с проектной мощностью. По нашим расчетам, эксплуатационная экономика должна выйти на безубыточность, когда две из трех очередей будут заполнены, а мощности будут выбраны полностью. На период становления проект будет дотационным. Задача нашей команды заключается в том, чтобы объем убытков в период выхода на плановую мощность был минимальным. Прошлый год мы закрыли с прибылью, в этом году, думаю, тоже будет определенная прибыль.

- Иностранные инвесторы снизили активность. Есть ли риск, что построенная инфраструктура ОЭЗ окажется невостребованной?

- Такого риска, на мой взгляд, нет. Основная парадигма - что иностранный инвестор придет и принесет нам технологии вместе с ресурсами - сейчас корректируется. Мы понимаем, что в России должно происходить постепенное и непрерывное изменение структуры экономики - от ресурсозависимой к экономике глубокой локальной переработки. Таким образом в добавленной стоимости продуктов производства будет увеличиваться наша часть. Я уверен, что этот тренд внутри страны в ухудшающихся внешних условиях сохранится. И если раньше мы покупали продукт, который изготовлен с уровнем локализации в 10%, то в будущем мы должны покупать на 100% российский продукт. У нас есть для этого все необходимое, мы можем учиться новым технологиям, наращивая производительность труда. Поэтому я уверен в приходе инвесторов в ОЭЗ "Тольятти". Мы - универсальная промплощадка для размещения любого рода производственной деятельности и уже сейчас чувствуем, что интерес российских инвесторов по разным направлениям растет: мы ведем переговоры с достаточно крупными компаниями.

- Существует ли план по количеству резидентов, расписанный по годам?

- Такой план есть, но я сейчас не буду называть цифры, поскольку все они, исходя из текущей ситуации, пересматриваются в большую или меньшую сторону. Роль играет не количество резидентов, а объем инвестиций, объем производимой резидентами продукции в денежном выражении и сформированная налоговая база. Вот что важно для региона, потому что это - рабочие места, а налоговая база - это источник пополнения бюджета. Мы справляемся с теми задачами, которые перед нами стоят, и местами их перевыполняем. Не зря мы вошли в пятерку лучших ОЭЗ страны.

- Существует ли конкуренция между площадками ОЭЗ - за инвестора, за внимание со стороны федерального центра?

- Да, в первую очередь за инвесторов. В вопросе привлечения инвесторов, как и в строительстве инженерной инфраструктуры, мы получаем большую поддержку от регионального правительства и лично от губернатора Самарской области Николая Ивановича Меркушкина. Когда есть выполнение основных показателей по инвестициям, которые заложены в базовый сценарий развития любой ОЭЗ, тогда и федеральный центр относится к площадке хорошо. Любая конкуренция заставляет всех держаться в тонусе, и мы это приветствуем.

- За время работы ОЭЗ ряды резидентов покинули две компании. В чем причина их ухода?

- Это естественный процесс. Резиденты будут приходить и уходить - кто-то, возможно, переоценил свои силы, где-то изменилась конъюнктура рынка... Для того чтобы экономические параметры ОЭЗ держались в запланированных значениях, проблемных резидентов целесообразно замещать другими. Сейчас у нас есть те, кто задержался на старте, мы ведем с ними работу. В основном это связано с падением рынков. К этому мы относимся с пониманием, продлеваем сроки реализации проектов. За невыполнение обязательств есть штрафные санкции, но мы их еще не применяли. Ведь если это связано с проблемами рынка, нет смысла давить на компанию.

- Насколько ОЭЗ сегодня справляется с задачей диверсификации экономики Тольятти, учитывая, что три четверти резидентов представляют автопром?

- В этом году проект ОЭЗ "Тольятти" отметил пятилетие с момента выхода постановления о создании. Строительству предшествовала огромная бумажная работа. В ноябре этого года мы отметили три года с момента забивки первой сваи. Много это или мало? Для столь масштабного проекта это, по сути, ничто - с точки зрения такого стратегического параметра, как диверсификация. Сегодня у нас 12 компаний из автопрома и 4 из других отраслей. Иногда звучат критические отзывы по этому поводу, но представьте, если бы этих компаний не было. Мы бы решили выпускать, к примеру, кастрюли и отказали всем автокомпонентщикам. Вряд ли у нас набралось бы сейчас и четыре резидента. Изначально наша идея базировалась на том, что сюда зайдут именно эти крупные производители. Отталкиваясь от их планов, мы ускоряли темпы строительства инфраструктуры.

Представители иных отраслей вряд ли пришли бы сюда, не видя глобальных компаний, которые подписали соглашение с ОЭЗ "Тольятти". Если бы мы так опрометчиво поступили в самом начале, то сегодня имели бы чистое поле.

Старт ОЭЗ дали наши резиденты из автопрома. Диверсификация идет - теперь у нас есть возможность переходить к другим отраслям в спокойном режиме, базируясь на работающей инфраструктуре, на опыте, который у нас появился, и на действующих производствах - это существенно упрощает разговор с потенциальным инвестором.

- К вопросу о бумажной работе: произойдет ли переход ОЭЗ в границы города Тольятти, на котором так настаивает мэрия города?

- Определением административного подчинения занимается регион. С точки зрения документации необходимо совершить очень много шагов. Для меня как руководителя проекта одинаково комфортно как в Ставропольском районе, так и в городе Тольятти - на развитие площадки это никак не повлияет. Бюджетное перераспределение - вот вопрос, который волнует власти Тольятти. В 2018 году мы должны построить третью очередь, в целом при 100% заполнения резидентами здесь планируется создать около 30 тыс. рабочих мест. Поэтому я считаю, что Тольятти на ближайшие десятилетие нужно ставить амбициозную задачу стать городом-миллионником. Возможно, в нынешних условиях эта цель слишком смела, но кризис не вечен, а история города измеряется поколениями. Когда-то население города не превышало и 10 тысяч, а сегодня это крупный промышленный центр.

- Можно ли ожидать в этом году запуска новых производств в ОЭЗ и пополнения списка новых компаний-резидентов?

- В этом году будет и первое, и второе. Мы ожидаем запуска производств как минимум четырех компаний вдобавок к трем уже работающим. Не обязательно все запуски пройдут торжественно, но о каждом из них мы сообщим. Что касается новых резидентов - у нас тоже есть наработки: в декабре мы планируем выйти на экспертный совет. Подчеркиваю, что теперь это будут, в основном, уже российские компании. Пока говорим об одном новом резиденте, но надеемся, что их будет больше. Сказать, что инвестиционная активность в этом году была бурной, я не могу, но год был очень успешным для нас. Мы посвятили его, в основном, двум связанным процессам - запуску первой очереди и запуску производств наших резидентов. С задачей мы справились. В 2016 году, я уверен, будет более активно реализовываться политика импортозамещения, и имеющийся промышленный потенциал страны начнет приумножаться по всем отраслям. Мы - часть этого процесса. Все это позволяет нам быть уверенными в привлечении новых резидентов. Принцип очень простой: хочешь добиться результата - нужно работать засучив рукава.

Мы справляемся с теми задачами, которые перед нами стоят, и местами их перевыполняем. Не зря ОЭЗ "Тольятти" вошла в пятерку лучших особых экономических зон страны

Последние комментарии

Маргарита Комлева 15 ноября 2017 12:33 В ТОР Тольятти откроются производства макарон, полимеров и медицинский центр

Здравствуйте! Отчего такой разный подход к производству пищевой и непищевой продукции, полимерОВ и макарОН (не макаронОВ)☺? "В ТОР Тольятти откроются производства макарон, полимеров и медицинский центр"

Наталья Гиря 25 октября 2017 14:29 Владимир Обухов: "У Самарской области есть все предпосылки, чтобы стать территорией новой экономики"

Массовое индустриальное производство сыграло великую роль в истории - оно позволило одеть. обуть и накормить миллионы людей. Постиндустриальная экономика возникает в обществе, в котором, как сказал один американский гуру бизнеса, уже есть по курице в каждом холодильнике и по машине в каждом гараже. В России пока не так. Однако новые тенденции и явления у нас тоже проявляются. В стране появились потребности иметь индивидуальные вещи ручной работы. Но как старый заядлый рукодельник и хлебопек одновременно я знаю, что такие потребности есть, но желания оплачивать такие вещи по цене индивидуальных - нет. При покупке этих уникальных вещичек народ у нас стремится заплатить мастеру, их сотворившему, такую же цену, как за штуку аналогичного товара, выпущенного тиражом полмиллиона. Поэтому у нас это пока находится в зачаточном состоянии.

Владимир Обухов 25 октября 2017 06:33 Владимир Обухов: "У Самарской области есть все предпосылки, чтобы стать территорией новой экономики"

Уважаемый Андрей, вы так тщательно подошли к теоретической части моего интервью, что я должен ответить развернуто. Во-первых, вы совершенно справедливо отметили, что теория прибавочной стоимости требует переосмысления в связи с информационной технологической революцией. А ведь эта теория и является главным элементом экономической модели Маркса. При этом сама категория прибавочной стоимости соответствует условиям индустриальной эпохи, с ее сравнительно большой долей человеческого труда, с ее крупносерийным производством. А в постиндустриальной экономике главными становятся факторы не производства, а генерирования добавленной стоимости. Это совершенно иная категория, которая позволяет полностью учесть не только вклад современного «умного» оборудования в стоимость конечного товара, но и отсутствие капиталистической эксплуатации в индивидуальных и малых предприятиях, где собственник и работник совпадают в одном лице. Далее, индустриальный товар принципиально отличается от постиндустриального. Первый ориентирован на интересы серийного производства, то есть крупного капитала. В индустриальную эпоху потребителя фактически принуждали к покупке стандартных товаров (при этом идеологи индустрии заявляли об обратном – об обществе потребителей). Постиндустриальный товар, напротив, более ориентирован на запросы потребителя, что позволяет резко увеличить прибавленную стоимость. Причем в постиндустриальном секторе более 75% добавленной стоимости будут генерировать не товары в узком, материальном смысле, а услуги. Естественно, в постиндустриальной экономике останется индустриальное производство тех товаров, которые не требуют учета потребительских предпочтений в каждой единице товара: от нефти до туалетной бумаги. Однако важнейшим товаром будет высокотехнологичный постиндустриальный. Далее, в индустрии труд, даже умственный, это в основном монотонный процесс. Постиндустриальный труд – это всегда творческий процесс. В индустриальную эпоху рабочая сила работала фактически по принуждению: работай или умрешь в нищете. Однако творчества по принуждению не бывает, а без творчества нет идей и, следовательно, нет главного фактора постиндустрии. Потому сегодня человеческий капитал это не только образование, но и добровольная, сознательная, самостоятельная производительная деятельность. Еще одной важной чертой индустриального общества по Марксу являлось отчуждение рабочей силы от средств производства, которые принадлежали капиталисту. В постиндустриальных отраслях человеческий капитал либо владеет средствами производства, либо полностью ими распоряжается (в форме лизинга, например). Сочетание вышеперечисленных явлений и приводит к тому, что основной организационной формой постиндустриальных отраслей станут новые ремесленники, малые и средние предприятия. Не крупный капитал. Теперь собственно о самом капитале. Это средства производства и средства обращения, находящиеся в собственности одного капиталиста (акционеров одного предприятия). А денежный поток – это макроэкономическое понятие, характеризующее способность общества быстро обеспечить финансирование экономически эффективных идей. В постиндустриальной экономике имеет значение не размер (степень концентрации) отдельно взятого капитала, а плотность, гибкость и доступность денежного потока. И здесь большое значение приобретают общественно-государственные институты, поскольку «естественные» индустриальные механизмы перераспределения общественных ресурсов (конкуренция, банковская система, фондовые биржи и проч.) не способны обеспечить денежный поток, необходимый для новой экономики. Ну и в завершение о земле. Действительно, природные ресурсы всегда будут необходимы для экономики. Но их роль в генерировании добавленной стоимости будет постоянно снижаться.

Андрей Морозов 24 октября 2017 10:40 Владимир Обухов: "У Самарской области есть все предпосылки, чтобы стать территорией новой экономики"

Ну да, как же по старику Марксу не пройтись. Лично я не вижу оснований списывать основные факторы капиталистического производства – землю, труд, капитал. Постиндустриальная экономика, как и индустриальная – это товарное производство, что является основным признаком капиталистического способа производства. Земля, то есть природные ресурсы, никогда не потеряет своего значения. Товар невозможно создать из ничего: закон сохранения массы не позволит. Денежный поток это капитал в денежной форме, который затем превращается в средства производства и в заработную плату – для покупки рабочей силы. Изменились количественные показатели: технологии действительно позволяют уменьшить объем капитала, необходимого для организации и развития дела. Однако принципиальная природа капитала осталась прежней. Наконец, труд – осуществляется и будет осуществляться в виде затраты рабочей силы. В свою очередь, рабочая сила это совокупность способностей, знаний и навыков, которые человек использует в своей деятельности. Согласно Марксу, этот фактор производства был важнейшим всегда, а не только в постиндустриальной экономике. Доходы рабочей силы в капиталистическом обществе определяются не размером произведенной добавочной стоимости, а минимальным уровнем жизни, необходимым для воспроизводства такой рабочей силы. Для собственных граждан (не для гастарбайтеров) развитые капиталистические экономики предпочитают оставлять наиболее передовые и доходные рабочие места и/или способы самозанятости. Эта наиболее квалифицированная, привилегированная часть рабочей силы требует для своего воспроизводства значительных прямых (на зарплату/доходы) и косвенных расходов (на образование и медицину). Кроме того, различные социальные группы сумели создать общественные институты, способные лоббировать их интересы. Именно жесткое сопротивление значительной части общества (студенты, рабочие, мелкие и средние собственники) поползновениям крупного капитала обеспечивает постоянный рост их реальных доходов и мирное (без революций) развитие капиталистических стран. Все новомодные теории о человеческом капитале лишь маскируют это противостояние, выдавая его результаты за добровольную и целенаправленную «гуманистическую» политику государства. На мой взгляд, постиндустриальные процессы требуют переосмысления не факторов производства, а теории прибавочной стоимости и ее распределения в капиталистическом обществе. Во-первых, в связи с исчезновением массового рабочего класса и появлением класса мелких и средних собственников. Во-вторых, в связи с развитием искусственного интеллекта и оборудования, способного к воспроизводству (роботы, производящие роботов), в результате чего средства производства приобретут основные экономические черты живой рабочей силы.

Константин Валерьевич 22 сентября 2017 11:16 Снятие ограничений по продаже алкоголя рассмотрят в Самарской губдуме 26 сентября

КЛОУНы,уже не знают,чем заняться...за что только такие зарплаты полуют???

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6