Анатолий Назейкин: "Я стараюсь выполнять то, что мне доверяют"

21 ноября 2019 года в Кремле состоялась церемония вручения государственных наград. Президент вручал ордена и медали за выдающиеся достижения в области культуры, медицины, спорта, производства. За достигнутые трудовые успехи, активную общественную деятельность и многолетнюю добросовестную работу председатель Профсоюза работников связи России Анатолий Назейкин получил из рук Владимира Путина орден Александра Невского. Это событие стало главным итогом года в жизни Анатолия Георгиевича, который является доверенным лицом президента почти 20 лет. "Итоги года" расспросили орденоносца о том, как он воспринял награду, о чем сказал в ответной речи в Екатерининском зале и что заботит сына Самарской земли в первую очередь.

Фото:

— Aнатолий Георгиевич, ваш трудовой стаж насчитывает почти 60 лет, и, как видно, интерес к работе такой, что молодежь позавидует…

— Думаю, это у нас семейное. Я вырос в многодетной семье фронтовика и рано начал работать. Отец до войны был связистом. Семья жила бедно. Я — девятый ребенок. Время было тяжелое — голодное послевоенное. Жили мы в городе Похвистневе. Помню, как с братьями и соседскими мальчишками еще до школы целыми днями пропадали на Кинеле с удочками. Науку эту я освоил хорошо и даже получил прозвище Булька-рыболов. Это было не только увлечение, но и реальная помощь семье. В 12 лет, после пятого класса, определили меня подпаском. Вставал затемно и домой возвращался к закату солнца — и так четыре лета подряд. Помню, что на заработанные средства мне покупали школьную форму. Я благодарен родителям за то, что они воспитали нас трудолюбивыми, ответственными и порядочными людьми. Такая закалка очень мне пригодилась в жизни. Я никогда от людей не отрывался, какие бы должности ни занимал.

— В большой семье младшие обычно любимчики и за спинами старших взрослеть не торопятся. Когда вы поняли, что детство закончилось?

— Наверное, когда принял первое самостоятельное решение. Я решил получить среднее образование и два года ходил в вечернюю школу, уже учась в железнодорожном училище. Никто меня к этому не принуждал и не контролировал. А когда получил аттестат о среднем образовании и диплом помощника машиниста — поехал по распределению в Сибирь.

— Чего больше всего хотелось — заработать денег, стать известным человеком?

— Ни того и ни другого. В 1964 году я стал помощником машиниста электровоза в локомотивном депо. Приобщился к общественной работе — меня избрали заместителем секретаря комсомольской организации локомотивного депо станции Красноярская. Учиться хотел. И меня направили в Омский институт инженеров железнодорожного транспорта. Я легко влился в студенческую жизнь, учился хорошо, пошел в стройотряд. Занимался общественной работой. По линии комсомола меня рекомендовал на должность руководителя студенческого строительного отряда Красноярского края численностью более 7000 человек. И я отработал так три года. Я не карьерист, но ведь плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. В 1975 году краевой комитет партии решил направить меня в связь. Назначили главным инженером, а затем начальником Красноярского Прижелезнодорожного почтамта. Сфера для меня новая. Мы тогда первым делом завершили строительство здания почтамта и оснастили его передовой техникой. А в 1978 году коллеги-связисты избирают меня председателем Красноярского краевого комитета профсоюза работников связи. Профсоюзная работа захватила на 10 лет. Это было интересное и трудное время, которое позволило накопить бесценный опыт. Строили жилье, детские сады, базы отдыха, столовые, спортивные объекты для работников связи и даже санаторий. Этот опыт очень пригодился при переходе в Управление связи Красноярского края, которое я возглавил в 1988 году. К тому времени я уже заканчивал заочно Новосибирский электротехнический институт связи им. Н. Д. Псурцева по специальности инженера-экономиста.

— Карьерный рост впечатляет. А почему вы вновь вернулись к профсоюзной работе?

— Это отдельная история. Я всегда много и охотно работаю. Профсоюзная работа всегда мне была близка, потому что она живая. И когда ей мешают бюрократические рогатки, мириться с этим не могу. Я даже в свое время статью написал, в 1986 году ее опубликовала центральная газета "Правда". Она называлась "Процент в разрезе". В ней я писал о том, что существовавшая на тот момент тотальная бумажная отчетность просто убивает профсоюзную работу. Я тогда предложил ВЦСПС (Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов. — Прим. автора) систематизировать однотипную отчетность и… получил отказ. Оказалось, что им нужен "процент в разрезе", то есть по каждому направлению работы отдельно. Статья эта имела большой резонанс не только в профсоюзных кругах. А через три года мне предложили баллотироваться на должность руководителя Федерации профсоюзов работников связи СССР. Скажу честно, к тому моменту у меня не было желания менять работу, но предложение было настойчивым, и я согласился. Меня знали в отрасли, я хорошо знал профсоюзную работу. Говорил я без бумажки, свободно и уверенно — и 80 процентов присутствующих проголосовали за меня. А еще через два года я стал председателем Общероссийского профсоюза работников связи. Кроме того, я — президент Ассоциации профсоюзов транспорта и связи РФ. А это 4 миллиона человек. Я член исполкома Федерации независимых профсоюзов России и Всемирного исполкома международного объединения профсоюзов UNI, член Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. А с 2000 года — доверенное лицо Президента России Владимира Владимировича Путина. Я всегда стараюсь выполнять то, что мне доверяют. Это мой стиль, мой принцип работы.

— В свое время профсоюз связистов активно выступал против приватизации одного из крупнейших телекоммуникационных операторов страны.

— Да, и я убежден, что связь должна оставаться в руках государства. И наши аргументы в защиту этой позиции против прекращения участия государства в уставном капитале этого оператора, которое грозит ослаблением контроля в сфере национальной безопасности, услышали власть и общественность. Я тогда начал настоящую войну против такой приватизации и даже получал угрозы в свой адрес. Встретился с Президентом на форуме Общероссийского народного фронта и горячо доказывал ошибочность такой приватизации. В итоге государство сохранило за собой контрольный пакет "Ростелекома", а мы — 100 тысяч рабочих мест.

— А что вас как профсоюзного лидера волнует сегодня?

— Один из актуальных вопросов на сегодня — создание профсоюзной организации в Почта Банке. Коллектив там большой, а профсоюза пока нет. А ведь в последнее время роль этой общественной организации признана и на государственном уровне. Раньше как было? Захочет руководство крупного предприятия — включит профсоюзного лидера в состав совета директоров, нет — и некому будет отстаивать интересы работников при принятии ответственных решений. В этом году премьер Дмитрий Медведев подписал распоряжение, утверждающее первый в истории совет директоров "Почты России", в который я вошел как председатель профсоюза связистов России.

— Уже почти 30 лет, как вы живете и работаете в Москве, а связи с малой родиной не теряете.

— Независимо от того, где ты живешь, важно всегда помнить и поддерживать свою родину. В Похвистневе остались мои родные. Мне дорог город, где я родился и вырос, поэтому я стараюсь помогать его развитию. В прошлом году он отмечал 130-летие. Я приезжал на празднование. Тогда как раз открывали памятник в мою честь в сквере, который находится рядом с почтамтом и школой, где я учился. Это символично! Я вручал награды похвистневцам от профсоюза работников связи. Была теплая встреча старых друзей. Для меня очень важно и дорого то, что я могу помочь детскому саду, спортивной команде, общественной организации. Это ж мои земляки. Накануне Нового года школьники из моего родного города побывают на Кремлевской елке.

— Два года вы возглавляете Региональную общественную организацию "Самарское землячество" в Москве. В чем состоит ее миссия?

— В землячество входят руководители компаний, учреждений, сотрудники научной и банковской сферы, образования, здравоохранения, культуры. Каждый вносит неоценимый вклад в укрепление экономических, культурных и научных связей. Мы работаем в тесном контакте с Полномочным Представительством Губернатора Самарской области при Президенте Российской Федерации и Правительстве Российской Федерации, которое возглавляет Андрей Когтев, и способствуем продвижению имиджа Самарской области как одного из инвестиционно привлекательных регионов страны, родины российского космоса, давшей миру 7 космонавтов. Кстати, встречи с космонавтами-самарцами стали у нас уже традиционными. Землячество шефствует над самарцами-военнослужащими из Президентского полка. По поручению губернатора Самарской области Дмитрия Азарова мы ведем работу среди студентов из области, проходящих обучение в столице, для того чтобы нацелить их на возвращение на родину с дипломами специалистов. Самарское землячество ведет большую работу по патриотическому воспитанию. В ноябре в канун 630-летия кончины великого князя Дмитрия Донского мы вместе с полномочным представительством региона приняли участие в организации выставки в Государственном историческом музее, где впервые были представлены уникальные исторические артефакты из музеев Сергиева Посада, принадлежащие Сергию Радонежскому. Известно, что на все свои деяния во славу Отечества Дмитрий Донской получал благословение именно Сергия Радонежского.

— О вашей спортивной форме ходят легенды. Как вам это удается?

— Я постоянно занимаюсь спортом и по сей день остаюсь капитаном сборной футбольной команды "Профсоюзы России". А на недавнем международном турнире в Сочи я стал лучшим пенальтистом, а там ведь ребята были, которым по 20-25 лет. Когда при награждении мне дали слово, я сказал, что в 2008 году у меня была открытая операция на сердце, но я не сдался. И тогда все участники турнира — 300 человек — встали, чтобы поприветствовать меня. Это незабываемое ощущение.

— В Екатерининском зале Кремля сразу после вручения ордена вам предоставили ответное слово. О чем вы сказали главе государства?

— Я сказал, что это высокая оценка труда всех работников связи России, и, извинившись, попросил главу государства решить вопрос 25-процентной надбавки к фиксированной страховой пенсии для 60 тысяч сельских почтальонов. Эту надбавку получили многие сельчане, которые вошли в список из 500 профессий. А почтальонов обошли. Я попросил Президента решить этот вопрос и передал ему письмо. А еще я сказал, что горжусь тем, что являюсь доверенным лицом Президента, и глубоко убежден, что придет время, когда в России будут вручать орден Владимира Путина.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2