Пересадка органов - под вопросом

В Минздраве России разработали законопроект, регулирующий деятельность по пересадке органов. Его пока не внесли в Госдуму. Но самарские трансплантологи опасаются, что новый закон может привести к катастрофическим для отрасли последствиям.

Фото:

Сейчас эту область медицинской деятельности регулирует закон, принятый еще в 1992 году. Согласно ему, у нас в стране действует так называемая презумпция согласия. Это значит, что медики могут взять органы для пересадки у любого покойного, если он при жизни не выразил своего несогласия на это. Или если то же самое не сделали родственники уже после смерти человека. В законопроекте, который сейчас активно обсуждается общественностью, предусматривается обязательное прижизненное согласие всех потенциальных доноров. По мнению самарских трансплантологов, принятие документа в существующей редакции сведет к минимуму все операции по пересадке органов. Фактически эра трансплантологии в стране завершится.

Пока этого не произошло, в двух медицинских учреждениях Самарской области продолжают делать сложнейшие операции по пересадке органов. Речь идет о Центре трансплантации органов и тканей при Клиниках СамГМУ и Самарской областной офтальмологической больнице.

Центру трансплантации уже семь лет. Врачи начинали работу с пересадки десяти почек в год, сейчас стабильно выполняется 40 операций. За все время работы проведено 260 операций по пересадке почки. Только пять органов врачи брали у родственников больных - все остальные взяты у покойных.

По словам руководителя медицинского учреждения профессора Александра Колсанова, 34 пациента ежегодно приезжают на операции из близлежащих регионов: Ульяновской, Саратовской, Пензенской областей, Татарстана. Еще шесть человек - жители Самарской области. Каждая операция по трансплантации почки обходится, в среднем, в 1 млн рублей. За пациентов из других регионов платят из средств федерального бюджета, за самарских - из областного. Этих сумм вполне достаточно и на саму операцию, и на лечение возможных осложнений. Дважды в центре пытались провести операции по пересадке печени, но они завершились неудачно.

Пациенты, которые ждут донорских органов, должны быть на связи круглосуточно, так как подходящую почку могут найти в любой момент. Всегда начеку - и сотрудники центра. Саму операцию необходимо провести в течение 48 часов после изъятия органа у донора. Поэтому в кратчайшие сроки в центр необходимо привезти почку для пересадки, собрать большую команду врачей и подготовить операционную.

Не так давно в центре пересадили донорскую почку 35-летнему жителю города Пугачева Саратовской области Сергею Мамзину. Серьезные проблемы с почками у мужчины начались в 2008 году. К 2013 году он уже не мог работать, поскольку вынужден был три раза в неделю проходить процедуру гемодиализа. Она необходима для того, чтобы очистить кровь от токсинов. То есть выполнить ту работу, которую не в состоянии сделать больные почки. В Пугачеве необходимого аппарата не было. И Сергею три раза в неделю приходилось ездить в Саратов.

"Это было очень утомительно, - вспоминает он. - Я уезжал в шесть утра в областной центр и возвращался домой только в девять вечера. Чувствовал себя нормально. Но о какой работе может идти речь, если я три дня в неделю нахожусь в Саратове?"

В итоге было принято решение о пересадке почки. После получения квоты в Самаре Сергей ждал подходящего органа пять месяцев.

"Мне позвонили в половине третьего ночи 19 октября, - вспоминает он. - Сказали, что через несколько часов я должен быть в Самаре. Я приехал, в 12 часов дня началась операция. В 18 часов меня перевели в реанимацию, а спустя два дня - в палату".

Сейчас Сергей чувствует себя хорошо. Врачи говорят, что после операции он восстанавливается нормально. У него большие планы на будущее. Теперь он сможет вновь устроиться на работу и полноценно обеспечивать семью: жену и двоих детей, старшему - 13 лет, младшему - шесть. Пока глава семейства болел, им жилось очень непросто. Сергей Мамзин не знает, чью почку ему пересадили: раскрывать информацию об этом запрещено действующим законодательством.

"Я очень признателен этому умершему человеку, с которым я даже не был знаком, - говорит он. - Благодаря ему и врачам центра у меня теперь будет больше свободного времени. Я смогу уделять внимание семье, приносить в дом деньги, чувствовать себя полноценным членом общества".

Александр Колсанов, руководитель центра трансплантации органов и тканей при клиниках СамГМУ, профессор:

- Мы прошли тот этап, когда после нашумевшего "дела врачей" в 2004 году пересадок почти не было. Трансплантация - это не изъятие органов, а спасение жизни человека. Все страшилки о том, что "украли человека, вырезали органы, пересадили другому в подвале", абсурдны. Решение об изъятии органов принимается коллегиально целой группой специалистов. Никто из врачей не станет специально убивать пациента ради органов. И уж тем более такую операцию невозможно провести вне стен специализированного учреждения: для операции по трансплантации органа требуется целая команда высококвалифицированных врачей различных профилей.

Андрей Золотарев, главный врач Самарской областной офтальмологической больницы им. Ерошевского, профессор:

- В нашем медицинском учреждении проводят трансплантацию роговицы глаза. Обычно такая операция бывает необходима после серьезной травмы или химического ожога глаза. В год у нас выполняется 120-160 трансплантаций. На нашей базе операции делают не только жителям Самарской области, но и пациентам из всего Поволжья. И если новый закон о трансплантации примут в той редакции, в которой он существует сейчас, то он коснется и офтальмологических пациентов. Пока законопроект находится на стадии обсуждения. Специалисты со всей страны присылают в Минздрав РФ свои предложения по его доработке.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1