Новая «Спящая красавица» в Самарской Опере

Пятая версия «Спящей красавицы» Чайковского на самарской сцене – это невероятной красоты спектакль, длинный, подробный, пышный классический балет. Стилизация в оформлении выгодно подчеркивает точно восстановленную хореографию Петипа и не дает «Спящей» скатиться в чрезмерную серьезность и архаичность.

Оперный показал красивую, пышную и многолюдную сказку, сделанную на высоком профессиональном уровне Оперный показал красивую, пышную и многолюдную сказку, сделанную на высоком профессиональном уровне
Фото:

 

Не спеша
Знаменитый балет, написанный Чайковским на сюжет сказки Шарля Перро в 1889 году, входит в «обязательную программу» репертуара любой балетной труппы. В Самаре до недавнего времени шла четвертая за историю театра постановка. Хореографическая версия Никиты Долгушина, игравшаяся с 2000-го, была ближе к варианту Дягилевских сезонов, чем к изначальной постановке Петипа.
В премьере, показанной зрителям на прошлой неделе, театр, напротив, стремился вернуться как можно ближе к истокам. Над этой задачей работала балетмейстер Мариинского театра Габриэла Комлева, в прошлом знаменитая балерина, теперь известная точным переносом и восстановлением спектаклей классического фонда в Мариинском и Большом театрах, в Новосибирске, Екатеринбурге, Казани, Берлине и Токио. Комлева дотошно перенесла на нашу сцену знаменитую постановку Мариинского театра. В 1952 году Константин Сергеев поставил в Ленинграде свою редакцию балета-феерии в хореографии Мариуса Петипа. В том спектакле, ставшем для всех театров образцовым возобновлением «Спящей», фею Сирени танцевала Алла Шелест, позже сыгравшая огромную роль в развитии самарского балета.
И хотя Сергеев существенно переработал Петипа с учетом новых ритмов, а Габриэла Трофимовна, в свою очередь, сделала динамичней редакцию Сергеева, новая «Спящая» в оперном – это балет классический, длинный, церемонный, отточенный, с не спеша и во всех подробностях предъявленным зрителю каждым па. Однако не без иронии.
Прекрасный петербургский художник Вячеслав Окунев уже вторую подряд самарскую премьеру оформляет так, что дух захватывает при каждой смене декораций, но в «Спящей» он при всей барочной пышности не забывает, что для зрителя такая постановка – театр в квадрате. Точно восстановленную хореографию поэтому оттеняет стилизация в декорациях. Уже в прологе, когда добрые феи слетаются пожелать новорожденной принцессе Авроре много хорошего, а злая фея Карабос (замечательная характерная работа Дмитрия Голубева) насылает свое проклятие, рядом с пышными дворцовыми сводами мы видим кулисы, имитирующие… классические занавесы с кистями. При этом цветовая гамма оформления недвусмысленно перекликается с цветами отреставрированного зала, и даже одежды короля и королевы сделаны в том же красно-бело-золотом – Окунев снова и снова обращает взгляд зрителя со сцены в зал и обратно – чтобы тот, не дай бог, не забыл об этой рамке и о том, что он в театре. Впрочем, или наоборот, это мир вдруг стал под стать и под цвет спектаклю?
Добрые феи, каждая в своего цвета пачке и со своим характером танца, наделяют лежащую в люльке Аврору одна резвостью, другая нежностью, третья смелостью. Точно, по-птичьи трепещет желтая Канарейка (Диана Гимадеева), царственно, осознавая свою власть, танцует фея Сирени (Ульяна Денисова), которой на этом балу уготована едва ли не самая главная роль: снять проклятие злой феи, предсказать новорожденной долгий сон, а не гибель. Размашисто жестикулирует, ходит на кривых полусогнутых Дмитрий Голубев - фея Карабос, пытаясь испортить этот светлый, многолюдный праздник.
Только сон
В первом акте мы оказываемся под стеной с масштабной аркой, за которой прорисовывается синеющая даль. Сцена буквально расцветает белыми цветами, когда балет, весь в бело-голубом, танцует знаменитый вальс – корзины цветов, гирлянды цветов, венки, дети в розовом, пажи в беретах… Выросшая Аврора (молодая ведущая солистка Ксения Овчинникова) исполняет длинную вариацию, пока старуха с клюкой в черном плаще не приносит ей букет со спрятанной в нем спицей. Всем кажется, что уколовшаяся принцесса умерла, но возникшая как будто из воздуха фея Сирени, уже в свободном античном платье (тоже привет барокко с его любовью к древностям), напоминает, что это только сон. На замок спадает полутьма, деревья отбрасывают отчетливые тени, за стеной на глазах у зрителей медленно вырастает целая чаща, и в довершение картины на переднем плане выплывают два куста сирени – эта сцена становится кульминацией визуального ряда спектакля. Так волшебны трехмерные декорации, так точно поставлен свет, что можно только зааплодировать художнику, как зрители на премьере.
При том, что впереди еще целый акт. В первой картине мы в том же лесу, но с открывшейся за ним перспективой закатного неба и равнинной дали. Аврора будет в этом акте только видением, показанным принцу Дезире (Дмитрий Пономарев), чтобы заманить его в спящий замок. Фея Сирени отвезет туда принца на сказочной ладье (тоже редкой красоты картина, когда лодка в театральном дыму и полумраке плывет по линии горизонта). После того как принц поцелуем разбудит Аврору, в картине свадьбы снова будет барочная колоннада, синее ночное небо, ночной и уже не страшный лес и снова - имитация занавеса. До па-де-де принцессы и принца их долго поздравляют персонажи балета и других сказок Перро (Марина Дворянчикова танцует фею Бриллиантов, характерная Диана Гимадеева в роли Кошечки не менее точна, чем в Канарейке, а совсем юная студентка училища Эльвира Ахмадишина танцует Красную Шапочку на одной сцене с титулованными балеринами и срывает заслуженные аплодисменты).
Декорации в этой картине намеренно ярки и четки, почти гиперреалистичны. Как будто нам еще раз напоминают, что все это было в стародавние времена – и Спящая красавица, и Шарль Перро, и Чайковский, и Петипа – но как же прекрасно три часа вспоминать об этих временах.
Оперный показал красивейшую, пышную, многолюдную и длинную балетную сказку, сделанную на высоком профессиональном уровне. Что тут еще добавишь? Следующий спектакль 27 марта.

Изменчивая «Красавица»
Знаменитый балет претерпел множество вариаций
 
«Спящая красавица» — балет Петра Ильича Чайковского на либретто Ивана Всеволожского и Мариуса Петипа по сюжету одноименной сказки Шарля Перро, состоит из 3-х действий, пролога и апофеоза. Написан в 1889 году, впервые представлен публике в 1890-м. До Чайковского к тому же самому сюжету обращался французский композитор Фердинан Герольд, тоже сочинив балет с таким же названием (буквально: «Красавица в спящем лесу» — La Belle au bois dormant) по либретто Эжена Скриба. Этот балет впервые прошел на сцене Парижской Оперы 27 августа 1829 в постановке балетмейстера Жан-Пьера Омера с участием Марии Тальони, Лиз Нобле и других.
Новая версия Чайковского и Петипа была признана выдающейся, и балет занял место среди мировых шедевров балетного искусства. Уже в процессе работы над первой постановкой партитура Чайковского претерпела некоторые изменения. Свои дополнения и сокращения впоследствии вносили практически все постановщики.
На императорской сцене спектакль претерпевал постепенные изменения, установить точную последовательность которых можно из афиш. Почти сразу после премьеры из третьего акта выпала медленная Сарабанда, предшествующая финальной мазурке. К началу XX века были произведены перемены в сцене охоты, пролог недосчитался вариации феи Сирени. К 20-м годам XX века купированию подвергся большой объем оригинальной хореографии: в прологе сокращался выход Карабос, в первом акте — сцена вязальщиц и некоторые фрагменты финала, во втором — танцы на охоте и т.д. В 1922-1923 годах великий советский балетмейстер Федор Васильевич Лопухов поставил перед собой задачу объективно воспроизвести постановку Мариуса Петипа, насколько можно более полно восстановив ее хореографическую и музыкальную драматургию. Однако в процессе работы он допустил ряд изменений, тем самым положив начало широкой практике пересмотра музыкальной стороны спектакля.
Сегодня почти каждый балетмейстер, осуществляющий новую редакцию «Спящей красавицы», создает и новый вариант ее партитуры, как делали когда-то Николай Сергеев, Александр Горский, Василий Тихомиров, Асаф Мессерер, Юрий Григорович и другие выдающиеся балетмейстеры.


Кирилл ШМОРГОНЕР, художественный руководитель Самарского академического театра оперы и балета:
- По сравнению с постановкой Мариинского театра спектакль Самарского оперного меньше по объему, продолжительности и количеству занятых в нем артистов. «Спящая красавица» у «Мариинки» представляет собой старую имперскую постановку в четырех актах с роскошными декорациями и множеством героев. В спектакле Габриэлы Комлевой были заменены некоторые сцены и мизансцены. Но суть и хореография главных героев сохранились. А костюмы и декорации, которые делал другой художник, выдержаны в том же помпезном, барочном стиле. В спектакле осталось все самое ценное, что есть у Петипа.

Ксения ОВЧИННИКОВА, солистка балета, исполнительница партии Авроры в спектакле «Спящая красавица»:
- Над ролью Авроры работалось, конечно, тяжело. Ведь времени на подготовку было очень мало. К тому же роль Авроры очень неоднозначна. В спектакле эта героиня очень разная. В первом акте она девочка, во втором — сновидение, в третьем — уже невеста. В работе над ее образом я отталкивалась от того, что мне говорила и показывала Габриэла Трофимовна. Конечно, многое в спектакле нужно совершенствовать. Но это предел того, что мы могли сделать за столь короткое время, и я удовлетворена результатом и рада, что у нас прошла эта премьера.

Источник: www.vkonline.ru

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3