Коллеги поделились воспоминаниями об Александре Амелине

В понедельник, 5 ноября, в Самарском театре драмы дважды показали программу, посвященную юбилею Александра Амелина. Волга Ньюс предлагает читателям расшифровку нескольких рассказов с вечера памяти артиста Самарского академического театра драмы .

В Самарском театре драмы дважды показали программу, посвященную юбилею Александра Амелина В Самарском театре драмы дважды показали программу, посвященную юбилею Александра Амелина

Вячеслав Гвоздков, художественный руководитель Самарского театра драмы:

- Я пришел в театр 13 октября 1995 года. Труппу самарского театра я видел в последний раз на гастролях в Киеве в 1984 году. Сашу Амелина не видел, потому что в 84-м он только был принят в труппу. Придя в театр, я растерялся, не знал, с чего начинать. У меня было несколько идей и была мечта. В 1960-х гг. я прочел повесть Стейнбека "О мышах и людях". Она меня потрясла. Позже я написал свою инсценировку, но все время думал, что поставить ее невозможно. Где взять такого артиста, огромного, с таким обаянием, с таким чувством юмора?
Как-то я поднимаюсь по лестнице самарского театра на третий этаж в свой кабинет, и вдруг возникает передо мной огромный человечище. Я смотрю на него и говорю: "Скажите, пожалуйста, вы не монтировщик?" Он говорит: "Нет, я артист Саша Амелин". Я говорю: "А вы читали повесть Стейнбека "О мышах и людях"? Он: "Не только читал, у нас на курсе даже репетировали отрывки, но я не был в них занят". Я говорю: "Саша, у вас есть 10 дней, читайте повесть. Я вернусь, и мы начинаем репетировать". Через две недели репетиций я понял, что у меня в руках уникальный инструмент. Я понял, что встретил гения. Артиста, который умеет играть паузу.

Валерий Гришко, главный режиссер театра:

- В 2003 г. я был приглашен на постановку спектакля "Амадеус" в самарский театр. В работе над ним я встретился с уникальным явлением. До того я такие "золотые дуэты" видел только на эстраде. Я имею в виду, конечно, Александра Амелина и Олега Белова. Большую часть репетиций я отработал с другим исполнителем Моцарта, мы практически сделали спектакль, но было полное ощущение, что это не тот результат, который должно быть. Такое бывает - в общем, не все спектакли должны быть шедеврами.
Работа шла, были хорошие репетиции - кстати, не могу рассказать ни одной смешной истории про Амелина, он работал с таким серьезом, что было не до шуток. Ему приходилось играть почти против себя самого. Роли Саши всегда были фонтаном, бурлеском, фейерверком, а в этом спектакле вся игровая стихия - у Моцарта, у Сальери - только зависть. Самое главное, что мы могли пролететь мимо этого золотого дуэта, если бы не случай. Вечером я зашел на спектакль "Академия смеха", а после влетел в кабинет художественного руководителя со словами: "Вот же, вот же эта пара, вот же наши Моцарт и Сальери!"
Слава Богу, все обошлось без конфликтов. Дальше произошло чудо. Для меня - чудо, для Олега Белова — обычная вещь, когда он за две-три недели освоил сложнейший рисунок, вошел в эту роль, и сложился дуэт. Когда я просил у Саши, почему он с самого начала не сказал, что есть Олег Белов, то увидел грозный взгляд Амелина, взгляд, от которого трепетали партнеры, студенты, режиссеры... И понял, что сказал что-то не то, что заподозрил артиста, как будто он может попросить заменить партнера, с которым репетирует. Этические, нравственные вопросы были для Амелина важнее, чем даже художественный результат спектакля.

Александр Кузин, режиссер:

- Александр Амелин в моем сердце, в моей памяти остался как человек невероятно светлый. Когда мы начинали работу над "Лесом", меня пугали, устрашали, что сейчас придет Амелин, он такой грозный, страшный. Хотя мы с Сашей давно были знакомы, но на репетиции встретились в первый раз. И собралась очень хорошая команда, вы знаете, редко бывает, когда репетиции превращаются в такое счастье, когда бежишь в театр с тем, что хочется сделать что-то новое, и понимаешь, что тебе в ответ будет такая же волна доброты и счастья. Было ощущение невероятного эмоционального подъема, и не случайно, когда мы начали сочинять финал в "Лесе", он возник как-то сам собой, когда два артиста — Олег Белов и Саша Амелин - выходят на пустую сцену, шалят, хохмят, шутят... Это было невероятно эмоционально и трогательно. Сегодня я пришел в театр и порадовался. Одна фамилия — Амелин, а зал полный. Я поздравляю Самару, в вашем городе работал большой русский артист.
Олег Белов, заслуженный артист России:

- У Саши было очень много хороших ролей. И так случилось, что мы с ним во многих спектаклях играли вместе. Но один выделяли больше всего - это "Академия смеха". Саша играл цензора Сакисаки, а я - автора Цубаки, который приходит, чтобы получить разрешение на свою пьесу. Вы знаете, я задумался, почему мы так любили этот спектакль? Наверное, потому что мы с ним были похожи на персонажей этой пьесы, а их отношения были похожи на нашу дружбу. Это были два антагониста, которые в результате становились самыми близкими друзьями. Мы с Сашей тоже были антагонистами. Мы очень много спорили, много ругались, но это не мешало нам любить друг друга. Я шутя говорил: "Сань, ты максималист и пессимист, а я реалист и оптимист".
Единственное отличие Саши от Сакисаки было в том, что у того не было чувства юмора. У Саши чувство юмора было потрясающее, и этот юмор ему помогал в жизни. Вы знаете, самая большая его сила была в том, что он умел смеяться над собой. Например, о Сашином храпе в театре ходят легенды, но мне больше всего нравилась история, которую рассказывал он сам. Он приехал к родителям на дачу, тогда его папа с мамой еще жили в Ростове. Я, рассказывает, приехал к ним уже вечером и лег спать. А утром просыпаюсь, пришла соседка и говорит: "Ну слава Богу, выключили у вас дизель!" А мама говорит: "Это не дизель, это сыночка приехал!"
Денис Евневич, артист:

- Я не был студентом Сан Саныча, но считаю себя его учеником. Когда я был студентом Красноярской академии музыки и театра, мы на "истории театра" смотрели спектакли — лучшее, что ставилось в стране. И нам показывали лучших артистов, и Амелина, естественно. Мы смотрели, пересматривали, спорили, восхищались игрой одного из лучших артистов России. Спустя годы мне посчастливилось приехать сюда, сыграть с Сан Санычем на сцене, и не раз, и ввестись в спектакль "Доходное место". И когда я рассказал ему: "Сан Саныч, мы смотрели ваш спектакль", - вы знаете, он так улыбнулся, такой искренней и в то же время немножко стеснительной улыбкой — не передать словами. После того, как меня ввели, Сан Саныч после каждого спектакля подходил ко мне и говорил: здесь вот что-то не то, там надо дорабатывать. Объяснять он умел — вот просто чтоб вы поняли. Подходил и говорил о том, как Жадов должен приходить домой во втором акте, когда начинается ссора: "Ты приходишь уставший с работы. Ты знаешь, как выходить? Представь, что ты подходишь к туалету, очень хочешь - а там закрыто! Вот этот внутренний нерв должен быть" .

Евгения Аржаева, артистка, выпускница театрального факультета СГАКИ (мастер курса — Александр Амелин):

- Роль педагога он играл так же неистово, так же азартно, так же искренне, как и все свои роли. Ласково называл нас "дети мои", учил не по книгам, не по каким-то методикам — учил нас просто быть людьми. Амелин как на сцене, так и в жизни любил настоящее, полное жизни, искреннее, мыслящее.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2