Юлия Степнова: "Структура госпредприятий и учреждений чрезмерно раздута"

Фото:

После осенних выборов губернатора Самарской области своеобразный экзамен пришлось сдавать и большинству членов регионального кабмина. И если о переназначении одних чиновников стало известно сразу, то позиции других расценивались как весьма спорные. В том числе скорую отставку предрекали куратору имущественного блока региона Юлии Степновой. Какие вопросы вызвала ее работа у руководства области? Какие достижения ведомства пошли его руководителю в "зачет" и какие задачи сегодня стоят перед чиновниками минимущества? На эти и другие вопросы Юлия Степнова ответила в интервью.

- В октябре вы были переназначены на пост министра имущественных отношений Самарской области. Логично будет подвести промежуточный итог вашей работы в этой должности.
- Придя в министерство в июне 2012 г., я столкнулась с целым рядом проблем, которые ранее позиционировались как "неразрешимые". Проведя анализ ситуации, мы предложили концепцию решения каждой из них. Эти наработки легли в основу новой земельной политики региона, утвержденной губернатором в марте 2013 года.
Одна из главных задач - разграничение госсобственности на землю, вовлечение в оборот максимального количества участков. Дело в том, что в регионе имеется огромное количество "ничьей" земли. Мы ведем работу по ее разграничению и настаиваем на том, чтобы большая часть участков отходила к муниципалитетам. Это поможет реально пополнить их не слишком богатую казну.

К сожалению, не всегда есть взаимопонимание в части федеральной земли. Самый яркий пример - это земли, ошибочно закрепленные за РФ при формировании ЕГРП. В теруправлении ФАУГИ признают, что, по закону, эта земля (например, под многоквартирными домами) должна быть муниципальной, но предлагают городам и районам судиться за каждый объект. На мой взгляд, это не по-государственному.

Совокупный размер арендной платы только по этой категории земель, по оценке минфина, составляет более 500 млн руб. в год. Это деньги, которые должны быть в местном бюджете, а уходят в федеральный. При этом для федерации они погоды не сделают, а для муниципалитетов критично важны. К счастью, с марта 2015 г. вступят в силу изменения в земельном законодательстве, и эти участки будут переданы в муниципальную собственность.
- Пожалуй, одним из самых больных вопросов сегодня остается процедура оформления прав на землю. Жители губернии говорят, что решения его не могут его добиться годами. Эту застарелую проблему реально решить в ближайшее время?
- Этот вопрос гораздо глубже и сложнее, чем казался на первый взгляд. Просто изменить регламенты оказания услуг и отработать все старые "хвосты" (у нас их было более 5 тыс.) - недостаточно. Необходимо было переломить "систему внутри системы". Долгое время усилия целого ряда чиновников направлялись на тотальный отказ в предоставлении земли.

Мне пришлось уволить нескольких сотрудников министерства, в том числе высокопоставленных. Некоторые уже около полугода прячутся от меня по больничным листам, некоторые отирают пороги Белого дома, строя планы моего увольнения.

Несмотря на это, дело сдвинулось с мертвой точки: старые долги практически все отработаны, в настоящее время стараемся укладываться в регламент и сроки. Только за этот год министерством оказано услуг и консультаций порядка 60 тысяч.
Отдельно хочу отметить так называемую дачную амнистию. В прошлом году мы разработали и приняли изменения к областному закону "О земле", позволяющие узаконить старые дачные участки (ранее легализовать их было невозможно). Сегодня эта работа продолжается, хотя сложностей на пути очень много: от лесных массивов и природоохранных зон до недобросовестных председателей СНТ, незаконно расширяющих участки за счет лесного фонда.
Серьезных успехов мы достигли и в вопросе предоставления земель многодетным семьям. На момент, когда к министерству перешли эти полномочия (летом 2013 г. - Прим. Волга Ньюс), мы были на одном из последних мест в стране. Сейчас сформировано 10490 участков, что полностью покрывает количество семей, стоящих на учете. Я ранее говорила, что до конца 2014 г. всех нуждающихся многодетных мы землей обеспечим. Свою часть задачи мы выполнили - участки готовы. Люди их выбирают, это процесс тоже длинный, но участки готовы к выдаче, это главное.
Еще одна решенная задача - установка льгот на выкуп земли под зданиями. До июля 2012 г. земли под промышленными предприятиями можно было выкупить за 2,5% от кадастровой стоимости. После этого заявки на выкуп (по полной кадастровой стоимости) перестали поступать в принципе.

Мы подсчитали, что для бюджета будет выгоднее стимулировать данный процесс, дав людям льготную цену, и установили шкалу ставок для разных категорий выкупаемых объектов в зависимости от срока выкупа. Чем раньше выкупаешь - тем дешевле. Мы серьезно подтолкнули спрос и, соответственно, увеличили поступления в казну.
Серьезная работа проводилась совместно с городской администрацией по киоскам, надеюсь, она будет продолжена и приобретет более логически  завершенную форму. Но я знаю, что город столкнулся с серьезным сопротивлением при демонтаже киосков.

Видела сама бумагу по демонтированному незаконному киоску, предписывающую городу вернуть, как было, и возместить ущерб, нанесенный при демонтаже. Вообще, "разновекторность" движения при решении общих задач - это серьезная и глубокая тема, одна из серьезных проблем, которую должен решать губернатор. Надеюсь, эту ситуацию ему удастся переломить.
- Несомненно, одна из самых знаковых тем этого года - упорядочение рынка наружной рекламы. Довольны ли вы темпами и результатами торгов по продаже мест под рекламными конструкциями?
- По итогам торгов бюджет области получил более 1 млрд рублей. Сейчас проводится работа по демонтажу незаконных конструкций. Если вы обратите внимание, Ново-Садовая и Московское шоссе фактически пустые. В рамках своих полномочий мы работу выполнили полностью.

На городских территориях еще около 900 щитов не демонтировано. Это серьезная проблема, поскольку фактически нарушаются права тех, кто выкупил право на размещение рекламы. Я знаю, что операторы рынка рекламы направили обращение к губернатору с просьбой вмешаться в эту проблему. Они не понимают, почему на областных территориях соблюдаются правила игры, а на городских - нет.
Массу вопросов вызывает и тема полномочий по курированию рекламного рынка. В прошлогоднем послании губернатор поставил эту задачу перед министерством  имущества. Мы обеспечили всю методологию и рекомендовали в качестве формы торгов конкурс. Самара в последний момент поменяла форму торгов на аукцион. В итоге средняя стоимость областного щита 3х6 составила 1,4 млн руб., самая большая конструкция - трехгранник - ушла за 6,3 млн рублей. А город продавал щиты  3х6 по 550-560 тыс. рублей.

Теперь мы имеем ту же ситуацию по демонтажу. Это либо боязнь ввязаться в опасную историю (но тогда не стоило и начинать), либо тонкая игра (но тогда вопрос, в чьих интересах).  
 - Как вы оцениваете работу, проведенную в других муниципалитетах?
- Почти все крупные муниципалитеты с большим скрипом принимали схемы размещения рекламных конструкций. Тольятти, Сызрань и Новокуйбышевск срывали торги. Тольятти проводит демонтаж незаконных конструкций силами компании владельца этих незаконных конструкций. Сызрань выставилась на торги со стартовой ценой, втрое превышающей стартовую цену в Самаре. И получается, что министерство с менее чем 300 щитами обеспечило больше трети всего поступления от торгов в бюджет.

Кроме того, мы, единственные, провели всю работу по демонтажу. А ведь мы неоднократно разъясняли территориям, как избежать картельного сговора, как не допустить злоупотреблений, как торги не сорвать и провести с первого раза. Это ведь своего рода игра. Только мы играем на стороне областного бюджета.

Они решили сделать по собственному усмотрению и проиграли. Осознанно либо по недомыслию - непонятно...
- Еще один большой блок работы вашего министерства - непосредственно имущество области. Как здесь обстоят дела?
- В начале 2014 г. мы разработали и приняли имущественную политику региона, а также госпрограмму по ее реализации. Сегодня мы  проводим тотальную инвентаризацию областного имущества. Ее цель - вовлечение в оборот максимального количества активов, продажа непрофильных, уменьшение бремени на бюджет.

Кроме того, мы начали большую работу по "усушке" бюджетной сети. Структура госпредприятий и учреждений чрезмерно раздута, много пустых юрлиц, много дублирования функций. Губернатор подчеркивал, что работа эта должна проводиться очень аккуратно. Оптимизировать необходимо так, чтобы не пострадало качество оказания госуслуг и люди не испытывали тяжелых потрясений.

Работа действительно большая и сложная. Она будет проводиться не только в отношении областной бюджетной сети, но и в муниципальных образованиях.
- Формируя кабинет министров, губернатор Николай Меркушкин неоднократно говорил, что работу ряда ведомств необходимо изменить. Какие замечания высказывались по поводу деятельности министерства имущественных отношений?
-
В этом году совокупный объем принесенных нашим министерством средств в консолидированный бюджет области - 1,96 млрд рублей (здесь доходы и от имущества, и от рекламы). Все основные задачи выполняются в штатном режиме.

Что касается вопросов, которые мне задавались... В основном, они были посвящены отдельным чиновникам, по моей инициативе ушедшим из министерства. Я открыто признала, что уволить раньше их не могла в силу сильного противодействия со стороны правоохранительных органов и некоторых представителей власти.

Но я все равно это сделала, нарушив целый бизнес-процесс: не локальный, внутри министерства, а глобальный - с большим количеством курирующих лиц. В итоге получила такое количество ложных доносов губернатору, что даже испытала некоторую гордость за себя. Обижаться на них не могу - это несчастные люди. Они не способны созидать.
- Нелегко работать в условиях такого прессинга...
- Если честно, на мое место стремится так много людей, что мне становится смешно. Они просто не представляют себе реальных задач министерства, того адского объема рутинной, порой механической работы, которую мы проделываем ежедневно. Они пишут письма губернатору, лгут про показатели нашего ведомства, ездят "договариваться" о чем-то в Москву, пытаются меня дискредитировать...

Для чего? Чтобы организовать кучку прилипал-посредников, которые будут везде кричать о собственной эксклюзивности и том, что невозможно решать вопросы с министерством иначе, как через окошко кассы.
Каждый, кто хоть раз встречался со мной лично, знает: чтобы решить вопрос, нужно просто прийти ко мне на прием, не привлекая посредников. Считаю ниже своего достоинства извлекать деньги не из собственного ума и способности что-либо делать, а из возможности что-либо запретить. Это противоречит моему морально-этическому пониманию жизни.

Власть портит только слабых, не способных противостоять соблазнам и давлению. Я не сломалась и не планирую. А враги пусть ненавидят, но лучше со стороны.
- В октябре на заседании Самарской губернской думы массу дискуссий вызвали изменения к закону "О порядке управления и распоряжения собственностью Самарской области". Поправки дают право частным компаниям при получении кредита в случае необходимости предоставлять в залог областное имущество. Используется ли данная норма? Есть ли инвесторы, готовые воспользоваться данной возможностью?
- На самом деле речь шла исключительно о компаниях, работающих в интересах областного бюджета. В действующей редакции закона про частные компании речи нет, есть дочерние, внучатые компании к области, а также некоммерческие организации, созданные для решения, например, задач по жилищному строительству. Яркий пример применения этой нормы - СОФЖИ.

К слову, механизм залога областного имущества используют самые передовые регионы - например, Белгородская область, где также заложено и здание обладминистрации. В этом нет ничего необычного. Активы должны работать, особенно в сложной экономической ситуации.
- Расскажите о том, какая работа ведется ведомством по подготовке к грядущему чемпионату мира по футболу. Планируется ли выкуп земли под будущие спортивные и инфраструктурные объекты. Приходится ли сталкиваться в данном вопросе со спекуляциями?
- Пока задач по выкупу у моего министерства нет, но они могут возникнуть. Попыток спекуляции наверняка не избежать, но есть методика по выкупу земли для государственных нужд, ее и будем применять.
- Какова ситуация с Самарским речным портом? Принято ли решение о том, что объект останется на своем месте, или перенос все же планируется?
- Область консолидирует пакет акций, однако решение о переносе порта будет приниматься губернатором отдельно.
- В октябре вы заявляли о том, что остановлена сделка по передаче области земель в районе стадиона "Буревестник". На какой стадии переговоры находятся сейчас? На какой цене участка настаивают собственники земли?
- Переговоры на эту тему сейчас ведет сам губернатор. Насколько я знаю, тема не особо сдвинулась. Предлагая варианты обмена, контрагент предлагал забрать все здания-памятники, но при этом открыто говорил о том, что реконструировать их не планирует, а планирует продать. В текущих условиях сжатого времени перед ЧМ-2018 это условие для области неприемлемо. Однако, повторюсь, решение по сделке и судьбе "Буревестника" будет принимать губернатор.
- В последние полгода в прессе неоднократно поднимался вопрос о судьбе Дома промышленности. В частности, сообщалось, что здание планируется передать крупному инвестору. Тот, в свою очередь, должен погасить долг футбольного клуба "Крылья Советов" перед одним из коммерческим банков, в залоге у которого находится здание. Как развивается ситуация сейчас? Отошло ли здание к банку по договору залога?
- Ситуация не самая простая. Здание действительно заложено по долгу "Крыльев советов". Это более 1 млрд руб. и почти столько же процентов. Еще в 2012 году мы нашли инвестора, который был готов выкупить здание и реконструировать его, разместив в нем отель. Это один из крупнейших застройщиков Татарстана. Мы разработали и согласовали со всеми сторонами схему, максимально выгодную для области. Банк согласился списать оставшийся долг после того, как инвестор купит здание.

Дальше ситуация развивалась  весьма неожиданно. Во дворе Дома Промышленности есть гаражи, принадлежащие дочерней структуре ОАО "Самаранефтегаз". Они мешают строителям выйти на площадку, поэтому  их было решено их также выкупить, чтобы затем  демонтировать. Для этого пришлось провести чреду переговоров.
Мы выполнили все  требования нефтяников, включая письмо от главы региона на имя Игоря Сечина. Инвестор с поражающим спокойствием  терпел эту процедуру, параллельно изучая здание и проводя технические экспертизы. В итоге выяснилось, что здание разрушается, и требуется не просто замена перекрытий, но и существенное усиление фундамента, что серьезно влияет на стоимость реконструкции. Но и тогда он не ушел.

Месяца три назад мы  все таки получили ответ за подписью Сечина, где он дал "добро" на продажу гаражей по рыночной стоимости. После этого нефтяники ушли в итерацию оценки актива и организации его продажи. Вопрос: как можно серьезно относиться к региону, где так обращаются с инвесторами? Не бумажными, а настоящими? 

Мне недавно дали понять, что эта история была срежиссирована некими персонами с целью уличить меня в каких-то "серых схемах".  Да, схема сделки довольно сложная. Но благодаря ей область снимает с себя бремя почти в 2 млрд и приобретает новый отель мирового уровня.  Где крамола? И если кому-то что-то неясно - это не значит, что это плохо.

Сделка была готова к закрытию весной 2013 года. Сейчас уже вовсю шло бы строительство. А теперь мы вынуждены просто выселять арендаторов, так как зданию требуется немедленная реконструкция.
- Получается, что шанс  реконструировать объект упущен?
-
Ни в коем случае. Совместно с банком мы прорабатываем вариант сохранения инвестора, хотя параметры сделки и финансирования проекта менять явно придется, менять.  В любом случае, работу мы не остановили.
- Как будет строиться работа ведомства в следующие два-три года? Каковы основные направления и приоритеты?

- Подводя промежуточные итоги, могу сказать, что сделано много, но еще очень много сделать предстоит. Главная задача - увеличение поступлений в бюджет и сокращение бюджетных расходов. В отношении земли мы должны принять концепцию перераспределения полномочий. Очевидно, что спускать полномочия (например, с муниципальных районов на поселения) не имеет смысла. Мы знаем, как решить этот вопрос.

В отношении полномочий по Самаре также есть понимание, мы сейчас готовим соответствующие законопроекты. Работа с объектами имущества еще больше активизируется. Будет много объектов на приватизацию.

Кроме того, мы планируем наконец запустить программу привлечения инвесторов на исторические здания города. Прежде всего речь идет о сдаче их в аренду по цене за 1 рубль в год. При этом инвестор берет на себя обязательства по реконструкции этих объектов. Подобная схема в разных вариантах работает во многих крупных городах. Инвесторы с удовольствием идут как на долгосрочную аренду, так и на возможность выкупа после реконструкции.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
24 25 26 27 28 29 30
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4