Александр ОСИПОВ: «Воровать у государства категорически нельзя»

Развитие инновационной отрасли сегодня является одной из приоритетных задач государства. Создание новой базы для деятельности ученых и условий для развития их идей находится в зачаточной стадии.

Александр Осипов: "Когда ты находишься в рисковой зоне, должны быть специальные средства защиты от различных мошенников" Александр Осипов: "Когда ты находишься в рисковой зоне, должны быть специальные средства защиты от различных мошенников"

 О том, как осуществляется поддержка научной сферы региона, рассказал газете «Время» исполнительнй директор Инновационно-инвестиционного фонда Самарской области Александр Осипов.

-Что из себя сегодня представляет инновационная отрасль? Кто сегодня поддерживает разработки ученых?
- Во всем мире глобальными исследованиями, особенно на первом этапе реализации идеи, ученые занимаются только на государственные деньги. Ни в одной стране мира ни одна частная корпорация не будет финансировать фундаментальные исследования. Ведь, чтобы реализовать идею, нужны не только очень серьезные деньги, но и много времени. Вот, к примеру, наши соотечественники из Нидерландов получили Нобелевскую премию за открытие графена, из которого получается тончайшая пленка. Ее можно использовать во многих производствах. Это хорошая идея, но запуск такого производства произойдет не раньше 2020 года. Помимо таких факторов, как затраченные время и деньги, есть фактор уже используемых технологий, которые сегодня вполне всех устраивают и новые просто не требуются. Зачем нам на дорогах машина, которая ездит со скоростью 400 км в час, если у нас ограничение по городу 60 км в час, а за городом - 90? Естественно, такая разработка не появится в массовом производстве. 

Они, посадив зерно, не требуют, чтобы на следующий день уже выросло дерево с плодами.

Поэтому финансирование инновационных идей в основном осуществляется государством. В России, конечно, пока мало денег на это выделяется, по сравнению с другими странами, но если сравнить с прошлыми годами, то бюджет постепенно увеличивается. У нас в стране только складывается система новых исследований и продвижения продукта. Советская система изобретательства и рационализаторства была разрушена, просто потому что она перестала быть востребованной.
Сегодня мы, изменив рыночные условия, должны это все заново создавать. Поэтому у нас появились институты развития, как федеральные и региональные, всевозможные фонды. Федеральные институты занимаются более глобальными вещами: «РВК», «Роснано» и другие подобные фонды начинают рассматривать проекты от 2 млрд рублей. А ведь есть и масса не таких глобальных проектов, которые тоже требуют реализации. Есть масса ученых, у которых есть идеи и которых в свое время просто тупо обворовали, и они запуганы и не мотивированы к исследовательской работе. Поэтому, кроме федеральных институтов развития, сейчас создаются региональные, направленные на поддержку более мелких проектов. В этом плане наша область оказалась впереди вместе с Томской областью и республикой Татарстан. В Самарской области созданы и работают в этой сфере наш Инновационно-инвестиционный фонд, Венчурный фонд, технопарк Самарской области, начинает свою работу Тольяттинский технопарк, а также работает Региональный центр инноваций и трансфера технологий. 

- Какую роль играет ваш фонд в процессе поддержки инновационной деятельности?
- Создание инновационного продукта проходит несколько этапов. Идея сначала должна пройти проверку, после чего изготавливается опытный и промышленный образец, а также формируется все документация, и только после этого идет подготовка к производству и изготовление опытной партии. Этот процесс – от идеи к созданию инновационного продукта - в мире в лучшем случае занимает 2-3 года, а реально - 8-10 лет. На этапе идеи финансирование осуществляется только государством, 90% процентов составляет госфинансирование на стадии проверки и подготовки промышленного образца, и только в конце всей цепочки государство участвует только на 20-30%. Бизнес не идет сразу на такие технологические риски. В инвестиционных проектах все понятно, там запускается проверенное производство. А здесь нормальное соотношение в мире, когда из 10 инновационных проектов реализуется только один.
И наш фонд является единственным в регионе, который отбирает и финансирует проекты на стадии «идея - опытный образец». Венчурный фонд, технопарк и центр трансфера технологий поддерживают уже другие стадии этой цепочки. То есть фактически у нас усилиями правительства Самарской области, министерства экономического развития, инвестиций и торговли и лично министра регионального минэкономразвития Габибуллы Хасаева в области создана система господдержки на всех стадиях создания инновационного продукта, а работа Фонда курируется лично губернатором Владимиром Артяковым.

- Приведите примеры успешных инновационных проектов, в финансировании которых принял участие Инновационно-инвестиционный фонд?
- Могу привести такой пример. В 2007 году к нам пришел главный хирург Тольятти с идеей разработки стержня, который бы использовался при лечении переломов трубчатых костей. В Самарской области в год примерно 2000 таких переломов, и в основном их получают работоспособные люди. Эти переломы очень тяжело лечатся: аппарат Елизарова и другие методы не всегда эффективны. И этот хирург предложил способ, когда специальный стержень вставляется внутрь кости, надувается определнным образом, а потом, когда кость срастается, изымается. Это самый быстрый и эффективный способ.
Мы его состыковали с проректором по науке Тольяттинского госуниверситета Михаилом Кришталом, который сейчас стал ректором этого вуза, они вместе проработали этот вопрос и заявились к нам на конкурс. Мы им дали денег и на базе Самарского государственного аэрокосмического университета была отработана технология изготовления стержня. В результате был сделан опытный образец. Сегодня ТГУ и Самарский государственный медуниверситет уже создали предприятие - «Медтех», которое занимается продвижением этого стержня. Сейчас поводятся испытания на животных, которые будут идти, видимо, до конца 2011 года, и в 2012-13 годах этот продукт будет сертифицирован и выведен на рынок. С нашей подачи этот проект был подан на два федеральных конкурса – в наше министерство образования и науки и в Фонд содействия развитию, где он получил поддержку. За два года федерация вложит в проект около 50 млн рублей, плюс «Медтех» привлек частных инвесторов примерно на такую же сумму.
Второй пример. К нам пришли ребята с идеей создания производства прошивных матов в Октябрьске. Я считал, что прошивных базальтовых матов у нас - выше крыши. А оказалось - ничего подобного! Производство в основном осуществляется из мягких камней, которые осыпаются в течение ближайших 10 лет, и эти маты нельзя использовать при высоких температурах, например, в котельных. Для производства таких матов нужны чисто базальтовый материал и специальное оборудование, и поэтому эти маты привозят из-за границы. Ребята провели исследования, заказали оборудование и до конца года они выдадут первую партию. У них уже и продукция вся расписана! Туда вложили деньги мы, венчурный фонд и частный инвестор. Общая сумма инвестиций на этом этапе составила порядка 100 млн рублей.
Еще один пример. Вот, у меня в кабинете горят несколько светильников: два новых инновационных, проект создания которых в свое время мы поддержали, и четыре старых - те, что используются в обычном офисе – так называемый дроссельные светильники, я их специально оставил для наглядности. И вы видите, что освещенность от 2 -х светильников выше, чем от 4 старых. Почему? Потому что световой поток от нового светильника сильнее на 30%, полностью отсутствует пульсация света — одна из главных причин ухудшения зрения, а главное - потребление электричества сократилось в 4 раза! Да, они дороже, чем дроссельные, но окупаются они за полгода. Вот, это то, что мы профинансировали и поставили в производство. И сегодня это продается. Такие светильники установлены во многих тольяттинких школах, на «АвтоВАЗе», «КамАЗе», на «Электрощите», недавно их поставили в школе фехтования «ЦСК ВВС», Дворец спорта в Чебоксарах так освещен. А сейчас освещается толльяттинский «Олимп».

- Напрямую с частными инвесторами ваш фонд работает?
- Мы, конечно, с ними общаемся. Но нужно понимать задачу фонда. Мы не заключаем с инвестором непосредственно прямых договоров. Мы его находим, приводим сюда, связываем с разработчиками или производителями - бизнесменами. Мы выступаем в качестве посредника. Наша главная задача, чтобы это все работало именно в Самарской области. Хочу отметить, что в самарские научные проекты активно вкладываются федеральные фонды. И с каждым годом их поддержка увеличивается. Раньше Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере поддерживал всего несколько наших проектов. Но уже в этому году при нашем активном участии таких проектов только по программе «Старт» стало 20. И в ближайшие три года только по итогам программы «Старт» Фонд содействия развитию выделит нашим проектам 120 млн рублей. И это только по одному конкурсу, не считая других.

- А какова доля софинансирования проектов?
- Как правило, у нас доля составляет один к одному. Для нас это соотношение нормальное, так как мы регион-донор. Роль фонда – привлечь деньги. Сегодня в Фонд содействия развития имеет 5 млрд рублей в бюджете, Российский фонд фундаментальных исследований тоже 5 млрд. А сколько самарских проектов участвовало в этих конкурсах? Раз-два, и обчелся. Наша задача правильно заполнить документацию, правильно расставить акценты и правильно представить проекты. И сегодня по федеральным конкурсам мы уже под 400 млн рублей привлекли в реализацию самарских проектов, в том числе и в постановку в производство. Это нормальный результат.

- Всегда ли выделенные деньги тратятся по целевому назначению? Как вы отслеживаете использование средств?
- Когда ты находишься в рисковой зоне, должны быть специальные средства защиты от различных мошенников. Мы, когда создавались в 2006 году, понимали, что такие варианты возможны. Но ни у нас не было опыта, как от этого защищаться, ни у федеральных структур. У них все просто – заявился с проектом, отдали деньги, иди - делай. Отчитался - не отчитался – уже не важно. Но одно дело, когда ты дал 5 млрд и у тебя на 2 млн что-то своровали, а другое дело, если своровали с 25 млн рублей.
И у нас был случай подобного рода растраты. Пришел к нам в 2007 году господин Кузьменков с замечательной идеей – облегчение страданий нашим лежачим больным. Он предложил создать комплекс, где будет нормальный антипролежной матрас, нормальный унитаз, и все остальное. Есть международные образцы, но ни у кого нет комплекса с унитазом. Идея изумительная. Он пришел с целой кучей рекомендательных писем, в том числе и из нашей губернской думы. Комиссия поддержала этот проект, мы фактически сами ему сделали нормальное техническое задание, описали проект, свозили его в «ИДК», показали оборудование. И на втором этапе отдали ему 1,9 млн рублей. В итоге мы бегали за ним чуть ли не год, пока он не привез нам отчет. А там просто жуть одна! Современный комплекс по выхаживанию больных должен быть сделан из нормальных материалов, с хорошим дизайном. А господин Кузьменков в гараже из железок сварил каркас, поставил туда унитаз и сказал: «Я это себе так вижу». А на выделенные нами средства человек покупал себе компьютеры, автомобильные колеса, дал денег сыну, еще каким-то людям. Я об этом молчал, пока не прошла апелляция и мы не взыскали деньги. Это единственный случай, но это был очень хороший опыт для нас. Мы, во-первых, сейчас пересмотрели норматив, во-вторых, мы никому не даем деньги сразу кучкой, а разбиваем на подэтапы. Кроме того, мы более жестко начали контролировать расходование денег на стадиях реализации. За прошлый году у нас было 700 с лишним проверок, в этом году будет еще больше. Поэтому, хочу сказать, что сейчас подобного рода воровство уже невозможно. С государством так поступать категорически нельзя.

- С какими еще проблемами вам приходится сталкиваться в вашей работе?
- Главная проблема – непонимание окружающих. А что такое инновация, зачем она нужна, зачем вообще это нужно? Что за хитромудрые ребята собрались около науки? Там, где этим занимаются много лет, понимают насколько это важно и полезно. Вон, американцы привлекли ученых со всего мира. Они, посадив зерно, не требуют, чтобы на следующий день уже выросло дерево с плодами. Они понимают, что нужно 8-10 лет, чтобы что-то появилось. У нас этого понимания нет, и это серьезная проблема. Дав рубль сегодня, завтра говорят – ну-ка отчитайтесь. Вы потратили деньги, а у вас нет экономического эффекта. Мы же заявили на федеральный конкурс, оттуда придут деньги, у нас в 2012 году появится производство. А нам говорят, ну, вы что! Деньги сегодня дали, у вас неэффективное использование средств. Почему губернатор лично возглавил попечительский совет фонда? В том числе и поэтому - чтобы защитить инновационную деятельность от подобных нападок. Он прекрасно понимает, если сейчас этим не заниматься, область будет такой же серенькой стоять в общем ряду и ждать, когда федерация сама придет к нам с каким-нибудь проектом. У нас нет массового понимания, и невозможно его требовать сейчас. Возможно, в 2020 году уже будут другие условия.

Некоммерческая организация «Инновационно-инвестиционный фонд Самарской области» была создана в соответствии с постановлением Правительства Самарской области 30 мая 2006 года в качестве ключевого финансового инструмента развития инновационной деятельности в регионе. Основными направлениями деятельности Фонда являются выявление и инициация перспективных инновационных проектов, реализация инновационных проектов и формирование инновационных проектов.
С момента создания фондом проведена работа более чем с 550 проектами. В 2008-2009 годах благодаря точеной поддержке проектов в размере 225 млн рублей из регионального бюджета были привлечены 390 млн рублей из федерального бюджета на развитие инновационной деятельности в регионе (без IT – парка). Всего в реализацию инновационных проектов, сформированных и поддержанных Фондом, позволили привлечь 439 млн. руб. средств частных инвесторов. С учетом средств федерального бюджета, сумма внебюджетных, включая федеральных, средств, направленных на создание и выпуск инновационной продукции в 2008-2010 годах составляет 830 млн. рублей. Благодаря поддержке фонда было создано 9 производств инновационной продукции с объемом выпуска от 110 до 200 млн. рублей в год, 181 новое рабочее место и сохранено более 250 рабочих мест.

Александр Осипов, исполнительный директор Инновационно-инвестиционного фонда Самарской области:

 - Главная проблема – непонимание окружающих. А что такое инновация, зачем она нужна, зачем вообще это нужно? Что за хитромудрые ребята собрались около науки? Там, где этим занимаются много лет, понимают насколько это важно и полезно. Вон, американцы привлекли ученых со всего мира. Они, посадив зерно, не требуют, чтобы на следующий день уже выросло дерево с плодами. Они понимают, что нужно 8-10 лет, чтобы что-то появилось. У нас этого понимания нет, и это серьезная проблема. Дав рубль сегодня, завтра говорят – ну-ка отчитайтесь.

Источник: газета "Время", 11 октября.

Последние комментарии

Анатолий Илларионов 13 октября 2018 06:06 "Прибывалка.63" вышла в финал престижного всероссийского конкурса "ПРОФ-IT.2018"

Прибывалка63 умерла после появления в Самаре Яндекс.Транспорт

Анатолий Илларионов 13 октября 2018 06:02 Для стадиона "Самара Арена" разработано приложение с 3D-картой и аудиогидом

Всё написали, кроме того как называется приложение

Владимир Герасимов 27 августа 2018 13:01 Ростех модернизирует самарский двигатель НК-12 для нового поколения Ту-95МС

Пора от соосных винтов переходить к соосному винтовентилятору, который делает "Аэросила". Вот тогда нас никто не догонит. Никогда.

Sergey Gurichev 15 августа 2018 14:18 Сбербанк первым в России запустил сервис видеосурдоперевода в своих офисах

Теперь у людей с ограниченными возможностями есть все условия для того, чтобы беспрепятственно пользоваться услугами банка наравне со всеми остальными клиентами. Вот бы и другие банки и общественные учреждения следовали такому примеру

Владимир Герасимов 13 августа 2018 15:44 РКЦ "Прогресс" возобновит работы над созданием самолета "Рысачок"

Для выполнения авиасельхозработ необходим поршневой двигатель как наиболее приёмистый по сравнению с газотурбинным. Если конструкторы с "Прогресса" посмотрят самолёт Копейкина , который заменил двигатель М601 на поршневой отечественный двигатель М-14 на крыле от Л-410, то вариант "Рысачка" с М-14 будет отвечать политике импортозамещения.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31