Режиссер Даниил Безносов: "Никогда больше не буду ставить "Свет-Луну"

Даниил Безносов успел поработать во всех концах России - от Сахалина, где два года возглавлял Театральный центр им. Чехова, до Калиниграда, где сейчас служит главным режиссером в Тильзит-Театре. В биографии Безносова теперь есть и Самара, а в "СамАрте" появился спектакль-импровизация на тему народных сказок "Свет-Луна" (премьеру еще можно увидеть 16-18 апреля). Корреспондент Волга Ньюс на выпуске успел поговорить с режиссером.

Даниил Безносов: "Никогда больше не буду ставить "Свет-Луну" Даниил Безносов: "Никогда больше не буду ставить "Свет-Луну"
Фото:

- Вы не в первый раз работаете с этим материалом. Откуда изначально пришла идея поставить народную сказку в импровизационном ключе? Нужен был детский спектакль?
- Нет, от любви к русской народной сказке как жанру. Когда мы учились в ГИТИСе, целый семестр посвятили сказкам. Следом мастер курса Сергей Женовач дал нам Шекспира - он близко стоит по восприятию мира, такой же открытый и наивный. И как-то у всех у нас любовь к сказкам с тех пор и сохранилась. При этом мы зачитывались Проппом (филолог-фольклорист. - Прим. Волга Ньюс), и я до сих пор считаю, что он написал лучший учебник по режиссуре, а его классификация функций персонажей применима к любой пьесе. Мы даже сейчас не конкретную сказку ставим, а такое, я бы сказал, сочинение "вокруг Проппа".
- Сюжеты те же, что в сахалинской версии, которую мы видели на "Золотой Репке"?
- Не совсем. У нас появилось несколько дополнительных персонажей, возник Хитрый старик, Баба Яга персонализировалась. И потом, мы практически полностью отказались от фонограммы, поскольку труппа поющая, и хорошо поющая. Поем аутентичный белгородский фольклор - невероятно красивый, до безумия. Плюс все уточнили и доразвили. Сахалинский вариант был все-таки на скорую руку, а здесь мы два месяца работаем. Все придумывали, проживали, проходили "с нуля".
- Откуда вы берете сказки?
- У меня самая большая коллекция сказок в мире! Мы с детства помним либо афанасьевские, либо из трехтомника Круглова ("Свет-Луна", кстати, оттуда). А у меня есть еще 12 томов сказок, которые вообще никогда в жизни не печатали. К тому же на неадаптированном, диалектном языке -  невероятно красиво. Собирание сказок у меня уже превратилось в хобби - то в Белгороде, то в Удмуртии, то в Хакасии докупаю, даже здесь нашел "Жигулевские сказки".... И уже лет пять не встречаю новых.
- Привезли с собой команду?
- Костюмы делает Настя Васильева - мы познакомились в Краснодаре, у меня сейчас там на выпуске Шекспир. Я очень доволен тем, что мы придумываем для "Зимней сказки", и позвал ее сюда. А у Егора Демидова вообще дебют в театре, поскольку Гоша - специалист по аутентичному фольклору и хоровому дирижированию, и как раз он открыл для меня Белгород еще 13 лет назад.

Я учился тогда в Ивановском областном училище культуры, Гоша был братом одного из моих педагогов, мы стали общаться, и я прямо увлекся с его помощью белгородскими бабулями. Гошу мы позвали в этот спектакль, чтобы он объяснил принципы импровизационного пения. Чтобы не было "сольфеджио".

- Декорации ваши?
- Тут как бы и декораций нет, я бы сказал. 
- А костюмы стилизованные?
- Они не домотканые, конечно, но в закрое аутентичные. Все равно у нас там моменты такого сочинительства... Злой Дух - просто такой вымысел, что-то среднее между монголом, татарином и алтайским шаманом.
- Вы увлекаетесь неадаптированными сказками, а спектакль 6+ ...
- Я, честно говоря, не понимаю этой разницы и не считаю, что для детей что-то нужно адаптировать. Наоборот, стараюсь авторского текста максимально избегать, потому что и сказка тогда становится авторской. Мне как раз нравится "устность" - с неровностью, с возможностью уйти в импровизацию, похулиганить. Конечно, мы все адски срепетировали, но все равно есть возможность свободного существования. Режиссерский скелет живет очень ненавязчиво, автономно. Внутри рисунка ты можешь придумывать, что хочешь.
- Не боитесь за жизнь такого "спектакля без режиссера"?
- Здесь - не боюсь. У нас есть так отрепетированные сцены, что ошибка в миллиметр стоит "жизни" всем. В остальном пусть импровизируют - спектакль так выдуман, что сочиняй - не хочу. Лишь бы в пошлость и глупость не скатились. Тем более что в сентябре я опять буду в Самаре.
- В тольяттинском "Колесе" вы ведь не "Свет-Луну" будете с Ольгой Самарцевой ставить?
- Нет, конечно! Все, я для себя эту премьеру даже называю похоронами. Больше нигде ни под каким предлогом не буду это ставить! Меня еще шесть театров зовут на "Свет-Луну"! Я говорю: я - хороший режиссер, я поставил больше 30 спектаклей! Можно, я больше не буду делать "Свет-Луну"?!
В своем театре даже отказался ее делать, чуть не поругался с директором. Причем у меня же все время печальный опыт с ней. Первая "Свет-Луна" вообще не имеет к этой никакого отношения. Я остался тогда в Саратове, снял дачу и писал инсценировку для Владивостока. Звонит художественный руководитель и говорит: "У нас полетела новогодняя кампания". А я до этого года три-четыре предлагал эту "Свет-Луну" всем на свете - никому не нужна была. И тут такое удачное стечение обстоятельств! Начал репетировать, хотел вот так, этюдно, но пришлось писать пьесу. Потом (поскольку осталась такая "недоделанность") предложил ее на сахалинской лаборатории.

А барнаульскую вообще не планировал, просто был сложный период, я ушел с Сахалина, только что родился ребенок, и друг и коллега Митя Егоров меня поддержал, но попросил "Свет-Луну". Здесь с Сергеем Филипповичем Соколовым мы полгода обсуждали, что можно поставить, и тут вдруг дня за три-четыре до репетиций оказалось, что опять "Свет-Луна"!
- Но вы не сильно сопротивлялись?
- Не сильно, потому что барнаульская умерла фактически после второго показа. Ушел Митя Егоров, ушли 13 артистов... Не везет этой "Свет-Луне" несчастной. Но на "СамАрт" у меня есть надежда. Здесь все-таки театр серьезный, ответственный, здесь репертуар любят, дорожат им, умеют сохранять и уважительно относиться. Даже когда на фестиваль едут - вызывают режиссера. У меня художник, музыкальный руководитель, хормейстер, костюмы для каждого состава, у бабушки вон ткань от Max Mara (Настя разошлась совсем!) - где бы еще я мог представить такое отношение к детскому спектаклю? Надеюсь, здесь "Свет-Луна" будет жить.
- Такая востребованность вашей сказки ведь обнаруживает слабые места. Всем нужен живой детский театр.
- Да, и у меня теперь ярлык ультраспециалиста по детским спектаклям, а я их не умею делать и в жизни не ставил. Детей в театре вообще ненавижу - кричат, шумят... Я вообще не понимаю этого словосочетания - "театр для детей". У меня растет маленькая дочка - я ее в театр кукол поведу. Пока ребенок маленький, нужно водить его в куклы, в цирк, в зоопарк, мультики показывать. Театр - это территория для детей лет с 12 лет, но в 12 уже не зайчиками же прыгать, в этом возрасте человек способен смотреть нормальный серьезный театр, "Евгения Онегина" того же.
- Так что с тольяттинскими планами?
- Не знаю, мне этот ремонт в Краснодаре всю жизнь сломал. Теперь так плотно все: я выпускаю здесь спектакль, а уже на следующий день должны начаться репетиции в Краснодаре. 26 апреля премьера, следующая - 7 мая, в июне - еще две (в моем Тильзит-Театре). А потом уже Тольятти. Читаю потихоньку пьесы, но сначала нужно с Краснодаром закончить.
- Такой график - не судьба любого "разъездного" режиссера?
- Ой, судьба. Сил уже нет -  кроватку в пятом городе покупать. Могу посудную лавку открывать - не возить же за собой купленные сковородки.
- Это какое-то убежденное "почвенничество" - такие переезды из региона в регион?
- Нет, конечно. Так складывается, а потом не замечаешь уже. Постепенно привычка появилась. Я поехал на две недели в Кемерово в 2007 году и дома с тех пор ни разу не был. А когда? С Сахалина хотел домой поехать, но был ровно два часа безработным - мне позвонили из Хабаровска, позвали директором театра поработать (это было очень смешно). Через год ушел из Хабаровска - сразу Тильзит-Театр калининградский. Выпустил "Мертвые души", позвали остаться - я уже летел в отпуск в Краснодар. Ну как в отпуск - у меня родители в Геленджике живут, внучку не видели. Отпуск закончился - и плавно перетек в работу в Краснодаре. А потом оттуда в Калининград.

- Главное - все близко. Но вам действительно интересно работать по разным городам? Или в Москве еще попробуй, закрепись?
- Нет, я не могу жить в Москве. Физически не могу. Единственное - у меня там есть жилье. Но дома не получается пожить.
- А вот вы в Саратове говорили, что это буквально лучший город на земле. Вы везде так говорите?
- Да. А что, хамить начать? На самом деле это не лукавство, это правда. Просто я быстро влюбляюсь.
- А если серьезно, вам важен сам город?
- Конечно, важен. Я в Саратове в общей сложности полтора года прожил. Выпустил три спектакля подряд, приехал в сентябре 2009-го, а уехал в 2011-м. Есть города, которые мне не нравятся совсем. Хабаровск, Чита, например. Причем от размеров ничего не зависит. Калининградский Советск, например, - 42 тысячи человек, один магазин, один светофор, но город невероятно красивый. Бывшая территория Восточной Пруссии, все по-европейски.
- Как вам Самара?
- Как-то не успел разглядеть, живу в театре. Обычно хотя бы по дороге из дома и обратно что-то вижу.
- Главное, вы-то нас с Саратовом не путаете?
- Нет, конечно. Но города действительно похожи. Расположены на Волге, в природе и географии не сильно большая разница, архитектура тоже схожая, плюс-минус, те же купеческие домики. В Саратове пешеходная часть находится в географическом центре. А в Самаре там, где Ленинградская и Волга, - ничего нет, даже магазинов толком.
- На Сахалине вы пока дольше всего пробыли - два с половиной года. Это же особое совершенно пространство, оторванное.
- Там изумительно. Я очень люблю Сахалин и не попрощался с ним - у меня супруга оттуда. Далеко и дорого только!
- Как театр в этом пространстве существует? Я видела два прекрасных спектакля, там замечательная труппа. Это местные артисты?
- Да, театральный колледж готовит! Там не всегда так было, это большой молодец Никита Гриншпун. Он руководил театром два года до меня и очень жестко, революционно полтруппы убрал (всех пьяниц и "доживающих век"). Оставил молодежь и с ней занимался. Привез туда первую режиссерскую лабораторию. Там за два года поработали Гацалов, Вытоптов, Зобнин, Кокорин... Репетировали до трех утра каждый день, без выходных и обедов. Я приехал - и просто плавно продолжил его линию. Конечно, труппа уже была в мегарабочей форме. Мы выпускали по 13 премьер, лаборатория каждый год... До отпуска "доживали".
- Это единственный театр на Сахалине?
- Это даже не театр, а "Чехов-центр". В нем совмещены ТЮЗ, музыкальный и драматический театры. Одна из проблем - на "Чехов-центр" приходится все, от сабантуев до инаугурации губернатора, плюс антреприза. Из-за этого было тяжело. Я никого не пускал, а мне вечером звонил министр и говорил: "Вы должны удовлетворять потребности всего населения".
- Но люди-то ходят в театр?
- По-разному. Но артисты там сильно переросли зрителя. Никита Гриншпун приехал в театр 1970-х, а уезжал уже из "нулевых". А зрители эти тридцать лет еще не прошли.
- Вы по каким причинам оттуда уехали?
- Просто исчерпались отношения. Я даже не считаю, что был конфликт. Просто в какой-то момент ни тебе становится неинтересно, ни театру. Выдохся.
- А вообще как у вас обычно с директорами?
- Я со всеми конфликтую. Не знаю, почему.
- Это продуктивный путь?
- Когда как. У меня в театре обычно не один спектакль, а два-три. И на третьем к тебе уже начинают относиться, как к "своему". И это, конечно, чудовищно. Потому что если первый раз ты приезжал "москвичом", рот откроешь - уже все вынесли, то потом не можешь по театру директора найти, чтобы дали 200 рублей на мандарины. А после Сахалина я понял, что компромиссничать не буду, мне это неинтересно. Это путь в никуда.
- А с актерами как?
- С труппами я со всеми до сих пор дружу! И в Советске сейчас.
- Там должна быть очень хорошая труппа, после Марчелли.
- Конечно! Великолепная. Но они очень преданны Марчелли и говорят, что сами удивились - в первый раз за три года с кем-то сошлись. И конечно, после Марчелли им все нафталин. Единственное, что их мало и театр запредельно нищий... Но артисты затейливые, и репетировать с ними великолепно.
- Год вы служили директором в Хабаровске. Не стали лучше понимать директоров?
- Стал. И еще стал понимать, где мне врут. Магические слова "223-й федеральный закон" теперь на меня не действуют, я наизусть его знаю. А так это почти смешная была история. Сами себя обманули, что называется, попытались объединить гостиницу, музыкальный театр и драматический.
- Гостиницу?
- Она всегда была при музыкальном театре, просто как-то повелось, что половина девятиэтажного здания использовалась как общежитие для работников театра, половина - как гостиница.
- Но в итоге разъединили ведь?
- Да. Есть только один удачный пример - творческое объединение "Премьера" в Краснодаре, им руководил ныне покойный Леонард Гатов, человек огромного влияния. В объединение сейчас входит два десятка коллективов, у них есть органный зал, молодежный театр, дом культуры с тысячным залом, хоры, оркестры, театр балета Григоровича... Все, кто объединяется, пытаются перенять их опыт. Но здесь дело все-таки в личности.
- Сейчас идут споры об эффективной модели управления театром. Вы были худруком, директором, главным режиссером...
- По моим ощущениям, самая эффективная модель - с разделенными функциями, когда два человека подчинены либо министерству, либо губернатору. Схема, когда директор нанимает худрука (как на Сахалине) - это ужасно, и когда худрук начинает рулить ремонтами - тоже.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3