Владимир Обухов: "У Самарской области есть все предпосылки, чтобы стать территорией новой экономики"

Современная экономика - это очень сложно. Сотни противоречивых тенденций, локальные битвы компаний и глобальные столкновения национальных экономик… И все эти сложности мы ощущаем на себе, на своем финансовом благополучии, на качестве собственной жизни. О вполне конкретном влиянии мировых трендов на жизнь Самарской губернии и о том, какие изменения могут послужить во благо региональной экономике, в интервью Волга Ньюс рассказал предприниматель, председатель общественной организации "Самара для людей" Владимир Обухов.

- В одном из интервью вы заявили, что в Самарской области ежегодно теряют работу более 30 тысяч человек. Цифры довольно пессимистические...

- Это официальные данные. Согласно прогнозам минтруда Самарской области, в 2017 году регион потеряет 41 тысячу рабочих мест, в 2018-м - еще 37 тысяч. Сокращение затронет в основном обрабатывающие производства (51 тысяча за два года) и сопутствующие им отрасли индустриального цикла. Этот тренд наблюдается в регионе уже не первый год.

В результате только за 2016 год из Тольятти уехало более 17 тысяч человек - в Самару, в другие регионы, за рубеж. Это официальная статистика, а сколько людей покинуло город на самом деле, не знает никто.

Да, в Тольятти за тот же 2016 год приехало 14 тыс. человек - из сельских районов области и из стран СНГ. Равноценна ли эта замена с точки зрения экономики? Не думаю. Фактически сегодня миграция высасывает из региона квалифицированных людей.

- С чем это связано?

- Автоматизация индустрии - одна из главных тенденций современного мира. Там, где раньше были тысячи рабочих мест, теперь нужны десятки. АвтоВАЗ, например, только за последние 10 лет потерял около 60 тысяч работников.

Развитие интеллектуальных технологий приводит к сокращению управленческого персонала среднего звена: бухгалтеров, юристов, экономистов, делопроизводителей. А с появлением блокчейн появилась угроза массовых сокращений "белых воротничков" - банковских служащих, работников страховых компаний, регистраторов всех видов собственности, юристов, нотариусов…

- На 9 международном стратегическом форуме "Рост городов и сохранение наследия" вы в своем докладе заявили, что теория Карла Маркса не работает и постиндустриальному обществу надо искать другие основы развития экономики.

- В XIX веке Карл Маркс вывел три фактора производства индустриального цикла: это земля, труд и капитал. Однако в новом веке все эти факторы перестали работать, потому что индустриальный цикл закончился, наступила постиндустриальная эпоха.

В ней действуют четыре актуальных фактора: идея, квалификация, денежный поток и общественно-государственные институции. Таковы реалии, без учета которых мы не выберемся из экономического упадка, сколько бы денег мы ни закачали в региональную экономику.

- Давая столь серьезные оценки, вы наверняка предполагаете и варианты решения данной проблемы?

- Да. Новые подходы к экономике успешно развиваются повсюду, от Новой Зеландии до Китая. Нет никаких непреодолимых препятствий для внедрения их и у нас. Главное - осознать необходимость перемен, понять, что новые времена требуют новых подходов.

Что было главным в индустриальной экономике? Массовое производство. Его символ - фордовский конвейер, тысячи одинаковых товаров для миллионов ненасытных потребителей. Что главное в постиндустриальной экономике? Индивидуальный подход. Идеал постиндустриальной экономики  - это товар, сделанный специально для потребителя или максимально подходящий лично его потребностям.

Сырье (а это может быть зерно, щебень, металл, нефть и так далее) - серийный продукт, который выпускается на автоматизированном производстве. А вот конечный товар должен быть максимально индивидуализированным.

Например, Mercedes сейчас снимает со сборочного производства роботов, потому что заказы стали настолько индивидуальными, что перенастройка робота выходит дороже, чем работа квалифицированного специалиста.

Ни одна обувная фабрика давно не выпускает десятки тысяч пар обуви одного фасона. Современный потребитель разборчив и точно знает, чего хочет.

С распространением новых технологий (один 3D-принтер чего стоит!) мировой рынок стремительно наполняется ремесленниками нового типа, небольшими компаниями. В Милане, например, небольшая инжиниринговая компания по цене утиля скупает старые трамваи, модернизирует их "начинку" до полного соответствия современным стандартам, сохраняя исторический внешний облик, а затем продает городским хозяйствам или транспортным компаниям. И стоимость выходит ниже, чем у нового трамвая, и винтаж вполне модный получается, этакая фантазия на тему стимпанка, за которую не жалко заплатить.

Во всяком случае, администрация Сан-Франциско, например, денег не пожалела и заменила весь трамвайный парк (!) на итальянские ретро-трамваи. Этим городские власти создали еще один фактор собственной исключительности и привлечения туристов.

Примеру Сан-Франциско последовало еще несколько городов мира, в том числе и сам Милан… В общем, побольше бы нам здесь таких предприятий, как эта маленькая миланская компания. 

- А почему постиндустриальные отрасли или хотя бы отдельные предприятия не появляются в Самарской области?

- Потому что в регионе слабы те самые четыре фактора новой экономики, о которых я сказал ранее. Что такое идеи и квалификации? Это - люди, носители современных компетенций, то есть знаний и умений, нужных как для генерирования перспективных идей, так и для их реализации.

Такие люди в области есть, но их мало. Следовательно, нужно их готовить, для чего требуется современный образовательный кластер. Вторая задача - создать здесь комфортную среду, чтобы не только прекратить утечку мозгов из региона, но и привлечь сюда людей новой экономической формации из других регионов. Точно такая же комфортная среда нужна и для образовательного кластера.

Что же такое комфортная среда для новой экономики? Это благоустроенная урбанизированная территория, где комфортно работать и интересно отдыхать, где есть доступные источники информации, современные транспортные коридоры, богатая культурная жизнь и современная медицина.  

Самара и Тольятти, при современном подходе к их развитию, станут той самой комфортной урбанизированной средой, о которой я только что говорил. 

- А как обстоит дело с третьим фактором новой экономики - денежным потоком?

- Денежный поток имеется, однако он недостаточен и направлен в основном в индустриальный сектор. Нужную плотность денежного потока нам может обеспечить Самарско-Тольяттинская агломерация, опять же, если правильно подойти к стратегии ее развития. Мировой опыт городских агломераций мира показывает, что чем крупнее и плотнее агломерация, тем более мощный финансовый поток она генерирует.

Кроме того, у нас есть возможность быстро создать денежный поток для запуска новых отраслей экономики. В России без движения лежит примерно триллион рублей - в виде акций "голубых фишек", хранящихся на так называемых счетах неустановленных лиц. Этот капитал должен лечь в основу нового механизма инвестиций в предприятия постиндустриального цикла, то есть в малый и средний бизнес.

Механизм этот работает так: заемщик (ИП, МСП) выпускает экспресс-облигации; спрос инвесторов на эти облигации и дешевизна заемных средств обеспечиваются государственным страхованием рисков инвестора. Отбор бизнес-проектов в программу страхования рисков инвесторов будет осуществлять государственное агентство страхования (по аналогии с АСВ), но вместе с частной компанией - участником рынка экспресс-облигаций.

При этом частная компания и государственное агентство должны нести солидарную ответственность за возврат средств инвесторам - на случай банкротства заемщика.

Кроме того, нужен Наблюдательный совет из представителей малого и среднего бизнеса. Такое тройственное общественно-государственное партнерство (госагентство - частная компания - наблюдательный совет) позволит избежать двух бед, характерных для чисто государственного управления: неповоротливости и коррупционных рисков.

В настоящий момент я готовлю конкретные предложения по использованию Самарской области для запуска соответствующего пилотного проекта.  

- Какие же отрасли перспективны для Самарской области с точки зрения новой экономики?

- Автопром (нуждающийся в кардинальной переориентации), комплектующие и автохимия, в том числе наукоемкая, инжиниринг в целом перечне сегментов авиастроения и ракетостроения, международная логистика, платная медицина и образование…

Я здесь ничего нового не открою, это все - очевидные вещи. Другое дело, не всегда ясно, в каких именно изменениях нуждается та или иная отрасль экономики. Взять АвтоВАЗ: процессы управления, финансовые потоки и интеллектуальная база - во Франции, комплектующие производятся в Турции и Румынии, а мы осуществляем сборку (самая дешевая работа, самый неквалифицированный труд в производственном цикле).

К тому же именно этот сегмент производства сильнее остальных тяготеет к автоматизации, поэтому процесс сокращения рабочих мест только ускорится.

Между тем, развивая интеллектуальную составляющую производства, добиваясь внедрения местных разработок, роялти с которых получали бы местные инжиниринговые компании, можно возродить самарский автомобильный кластер.

- Но люди живут не только в мегаполисах…

- Говоря про развитие новых отраслей экономики, нельзя забывать про те отрасли, которые и в постиндустриальной эпохе останутся индустриальными. Как раз малые города составляют необходимый индустриальный каркас региональной экономики.

Например, Отрадный по промышленному производству превосходит Самару. Там есть газоперерабатывающие заводы, нефтедобыча, современное производство стройматериалов… Другое дело, что индустриальные отрасли требуют все меньше рабочей силы. Потому и в малых городах следует развивать малый и средний бизнес. Кроме того, здесь перспективна переработка сельхозпродукции.

В сельском хозяйстве индустриальный и постиндустриальные способы производства тоже будут сосуществовать. Крупные сельскохозяйственные предприятия - это производство зерна, мяса птицы, овощей открытого грунта и всего того, что измеряется в миллионах тонн. Фермерские хозяйства - производство в меньших масштабах, но с большей добавленной стоимостью: фрукты, овощи, зелень, молоко, сыры.

Причем в сельском хозяйстве общественно-государственное партнерство может дать немедленные ощутимые результаты. Например, в Кинель-Черкасском районе нефтяники ежегодно сжигают около полумиллиарда кубометров попутного газа.

Закон требует, чтобы они вложили миллионы в оборудование для утилизации попутного газа. А оборудование - импортное, то есть миллионы уйдут в экономику других государств. В то же время в районе давно выращивают тепличные помидоры. Однако из-за дороговизны энергоносителей маленькие частные теплицы приносят все меньше доходов.

Решение простое: государство должно построить большие теплицы (теплопотери в которых на порядок меньше), отапливаемые попутным газом. А затем сдавать их в аренду: либо частями - фермерам, либо полностью - крупным агрохолдингам. При этом двуокись углерода - основной продукт горения попутного газа - будет утилизироваться естественным путем: поглощаться тепличными растениями.

- На чем еще можно будет сделать акценты?

- На развитии всего, что связано с туризмом - экологическим, культурным, историческим. У нас есть Волга и Самарская Лука, мы - обладатели одной из лучших набережных в мире, у нас есть лечебница в Серноводске, в которую круглый год готовы ехать люди со всей страны, у нас есть театр "Грань", работами которого восторгаются в Москве и Петербурге… Есть уникальная архитектура исторической Самары. Есть развитая и разнообразная транспортная сеть: аэропорт, ж/д узел, водные пути во все концы страны.

Могу смело утверждать, что одно только правильное использование туристического потенциала создаст тысячи рабочих мест и может удвоить валовый региональный продукт Самарской области в течение 10-15 лет.

Вообще, перечислять перспективные отрасли можно долго. У нас есть все необходимые предпосылки для успешного экономического развития по множеству направлений. Нужно только распорядиться ими осмысленно, с учетом современных трендов.  

- Что значит, по-вашему, "распоряжаться ресурсами осмысленно"?

- В первую очередь это грамотная экономическая политика региональных властей. В силу российской специфики наиболее активную роль в экономике играет не общество, а государство. Оно действует, а общество лишь реагирует на его инициативы - положительно или отрицательно, причем реакция эта зачастую слабо выражена. И в обозримом будущем эта ситуация сохранится.

Однако объективные законы экономического развития никуда не делись, последствия их игнорирования могут быть очень тяжелыми. Поэтому региону нужны люди, которые понимают роль общественно-государственного диалога, которые не только знают принципы развития новой экономики, но и не забудут их, став чиновниками. Губернатор, каким бы хорошим управленцем он ни был, в одиночку не способен повернуть экономику области на новые рельсы.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5