Приговор по картельному "делу Шатило" огласят 31 июля

В среду, 17 июля, в Самарском районном суде завершился процесс по "делу Шатило" о картельном сговоре. С последним словом уже выступили все подсудимые, и судья Елена Грибова удалилась в совещательную комнату для вынесения приговора.

Напомним, более года шло судебное следствие по делу, где на скамье подсудимых сидели крупный самарский бизнесмен Сергей Шатило, его заместитель в ООО "СМТ" и инженер-программист этой фирмы, директор ООО "ДжиИ Хелскеа" Наталья Середавина, сотрудница областной больницы им. Середавина, бывший замминистра здравоохранения области Альберт Навасардян и сотрудник этого министерства.

После того как гособвинение запросило пятерым из них реальные сроки лишения свободы, в защиту подсудимых выступили их адвокаты, сами подсудимые, а затем наступила их очередь сказать последнее слово.

"В последние три года я живу с ощущением, что меня сбил самосвал, — начала свое выступление Наталья Середавина. — Как будто однажды утром я вышла из дому, ступила на пешеходный переход на зеленый свет светофора и, несмотря на то что соблюдала все правила, … оказалась под колесами многотонной махины. И все эти три года грузовик продолжает раскатывать меня по асфальту, практически лишая хотя бы какой-то веры в благополучное завершение этой трагедии. Именно так чувствую себя я, моя семья, мои близкие, мои коллеги…

Я вообще никогда не совершала никаких преступлений и впервые в своей жизни оказалась "под колесами" следственных органов. С начала возбуждения уголовного дела и привлечения меня в качестве свидетеля я считала, что это какое-то недоразумение, ошибка. Однако время шло и, несмотря на очевидные доказательства моей невиновности, следствие все больше и больше "раскатывало меня по асфальту", переводя из статуса свидетеля в статус подозреваемого, обвиняемого, подсудимого…

Когда шел суд, у меня появилась надежда, что вот теперь-то, после подробного, гласного изучения всех материалов, прослушек, допроса огромного количества свидетелей, которые, как один, выступили в защиту подсудимых, после выступлений специалистов ни у кого не осталось сомнений в том, что никакого нарушения закона не было. И, конечно, сторона обвинения не могла не услышать всех этих однозначно оправдывающих фактов и отсутствия хоть каких-то доказательств преступления. Однако речь государственных обвинителей меня почти парализовала".

По словам Середавиной, все ее близкие теперь живут в ужасе от бессилия и страха перед будущим,  от анонимных писем с рекомендацией ей сменить фамилию, чтобы не порочить доброе имя ее известного дяди.

"Под самосвал попал" и работник ООО "СМТ" Алексей Бондаренок, который, занимаясь обслуживанием высокотехнологичного медоборудования, согласно своим должностным обязанностям составлял для аукциона перечни и приложения чисто технического характера.

По роду профессии и по образованию он вряд ли мог иметь отношение к договорам и картелям, но оказался на скамье подсудимых. Ему обвинение запросило условный срок, и подсудимого заботили правовые последствия и "моральное клеймо судимости, сопровождающие человека всю оставшуюся жизнь".

"Невозможно представить и перечислить все возможные негативные проявления моего осуждения, — заявил Бондаренок. — Согласно закону, она может быть снята или погашается, однако получившее судимость лицо уже никогда в жизни не снимет с себя это клеймо. Ряд государств устанавливают жёсткие ограничения для въезда ранее судимых лиц. И даже со снятой судимостью я не смогу получить визу в США, где находится инженерный центр "ДжиИ Хэлскеа Академия". В США расположен и крупнейший тренинг-центр фирмы "Филипс". Именно на обслуживании медицинского оборудования этих фирм я сейчас специализируюсь. И получается, что перспективы моей дальнейшей профессиональной деятельности в случае получения судимости туманны".

Обида от несправедливости обвинения, звучащая в словах Середавиной, и переживания за свое профессиональное будущее Бондаренка контрастировали с жестким выступлением бывшего заместителя министра Альберта Навасардяна.

"Давайте назовем вещи своими именами. Это дело во мне ничего, кроме возмущения, не вызывает! Просто криминализирована обычная хозяйственная и организационная деятельность в сфере здравоохранения, направленная на укрепление его материально-технической базы, не имеющая под собой никакой иной цели, кроме повышения качества и безопасности медицинской помощи! Я как практикующий хирург, врач-нефролог прекрасно знаю, насколько эффективность медпомощи зависит от нормальной работы медицинского, особенно высокотехнологичного, оборудования, — заявил Навасардян.

Я привык бороться до конца за каждую человеческую жизнь, которая, как меня учили, бесценна. Бывают ситуации, когда врачи, хирурги и вообще люди бессильны. Но я полностью не приемлю ситуации, когда из-за лени в чем-то разобраться диагнозы или приговоры выносятся походя".

В завершение речи он обратился к судье: "Надеюсь, что в этом зале перед вами подсудимые — это не безликие фигуры на привычном месте в ритуальном процессе по их осуждению и их человеческая жизнь бесценна".

"Эмоциональное выступление одной из подсудимых сильно меня расстроило, — рассказала корреспонденту издания адвокат Анна Давыдова. — Сегодня на последнем слове она почти плакала, глотая комок в горле. И я видела как на глаза присутствовавших в зале заседания наворачивались слезы. Теперь мы с тревогой ожидаем решения суда".

Оглашение приговора назначено на 31 июля.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
24 25 26 27 28 29 30
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4