Полковник ФСБ Чермашенцев: "В суде никаких доказательств моей вины добыто не было"

В среду, 4 сентября, в самарском гарнизонном суде продолжились прения сторон в уголовном процессе по делу трех полковников ФСБ.

С защитительной речью выступили уже шесть из восьми адвокатов, участвующих в процессе, и двое из пятерых подсудимых. Красной нитью всех выступлений стала критика предъявленного обвинения, которое, по мнению защиты, основано на сомнительных, ничем не подкрепленных показаниях и предположениях стороны обвинения.

Особенно защиту возмущает то, что прокурор предложил судье, вынося приговор, опираться на материалы предварительного следствия, а к полученным в ходе судебного разбирательства свидетельствам отнестись критически.

"У нас состоялось более 30 заседаний, на которых допросили четыре десятка свидетелей, - говорит подсудимый Павел Чермашенцев. - А в итоге прокурор зачитывает тезисный пересказ обвинительного заключения, не приводя ни одного довода, полученного в судебном заседании. Однако здесь, в суде, никаких доказательств моей вины добыто не было. Меня обвиняют в хищении группой лиц по предварительному сговору, но где логика в словах прокурора?! Неужто я договорился о том, чтобы из похищенных денег посредникам досталось по полмиллиона, Гудованому - миллионы, а мне - 50 тысяч? И это при том, что мы с ним оба полковники и оба занимаем равноценные должности".

Действительно, обвинение смогло предъявить Чермашенцеву получение только 50 тыс. и 40 тыс. руб., переведенных ему с банковской карты бизнесмена Алексея Пашкевича, которому также вменяют мошенничество. Оба подсудимых, более 10 лет дружащие семьями, объясняют эти переводы тем, что апрельский - это подарок к дню рождения, второй, совершенный 19 декабря 2017 г., - подарок к профессиональному празднику (ежегодно 20 декабря отмечается День сотрудников органов госбезопаности).

Также защита много времени уделила просьбе прокурора удовлетворить гражданский иск потерпевшей стороны в полном объеме. По подсчетам адвоката Сергея Давидяна, у сторон возник "разрыв" в 26 млн руб.: Гудованый признает получение 64 млн, Пашкевич - около 9-11 млн, еще один посредник - Сергей Булатов - 16 млн, что в сумме составляет не более 91 млн рублей.

Заявители же никакими документами обосновать свою цифру не могут, но просят взыскать солидарно 118 млн рублей. При этом представитель заявил в суде, что предъявлять доказательства законности владения ООО "ТНП" этими средствами должно было предварительное следствие. 

Также защита возмущалась тем, что предварительное следствие было тенденциозным, а отношение к фигурантам дела - избирательным. В частности, почему "из-под удара выведен" ресторатор Станислав Горчаков, которого руководство ТНП указало в своем коллективном заявлении как лицо, причастное к обману и хищению? Почему не было возбуждено уголовное дело в отношении представителей ТНП, которые, вероятно, скрывали от ФНС средства, подлежащие налогообложению?

Гособвинение запросило троим полковникам ФСБ 37 с половиной лет Гособвинение запросило троим полковникам ФСБ 37 с половиной лет
Во вторник, 3 сентября, в Самарском гарнизонном военном суде проходят прения по делу троих полковников регионального УФСБ, обвиняемых в мошенничестве.

Выступление в свою защиту подсудимый Сергей Гудованый начал со слов раскаяния, дескать, смалодушничал и поддался на уговоры Пашкевича участвовать в "разводе" владельцев нефтебазы.

"Я с 17 лет верой и правдой служил Отечеству. Я этих денег не искал, а получив, не знал, как использовать… Я думаю, все, что изъяли у меня, потерпевшим вернут. Но у меня забрали и многолетние семейные накопления", - заявил суду полковник.

Затем Гудованый подробно отчитался, где, когда и как семья получала и расходовала деньги. А также сообщил, что на следствии у него пропали $10 тыс. и более 85 тыс. руб.: в протоколе обыска и изъятия была указана одна сумма, а в окончательном обвинении она сильно уменьшилась. Зато увеличилось количество изъятых патронов и среди них появились бронебойно-зажигательные.

"Из предъявленных мне статей обвинения я признаю только одну, другого я ничего не совершал, - продолжил подсудимый. - Как я сейчас понимаю, против меня было какое-то не государственное, а частное оперативно-следственное расследование… Я вроде никому дорогу не переходил… Но иначе не могу объяснить, почему предпочитают не верить моим словам, а слова уголовника кладут в основу моего обвинения (свидетель Игорь Нестеров дал показания по эпизоду получения Гудованым взятки от Валентина Свиридова, якобы он слышал, как последний говорил, мол, полковник "крышует" его нефтебазу. - Прим. Волга Ньюс). Он ранее судим за бандитизм и потому лицо уязвимое… По моему мнению, он просто агент-информатор спецслужб. Ну не сам же он изъявил желание стать свидетелем?"

Также Гудованый упомянул и своего бывшего коллегу Александра Николаева, который занял освободившееся кресло Чермашенцева. Этого сотрудника УФСБ подсудимые несколько раз встречали в здании суда, где идет рассмотрение этого дела. По их мнению, он приходит туда "по их души" - оказывать давление на суд.

Напомним, накануне в прениях выступила государственный обвинитель Дина Исмагилова. Она запросила для Сергея Гудованого 21 год колонии строгого режима со штрафом в 106 млн руб., для Александра Переточкина - 10 лет строгого режима, а для Павла Чермашенцева - шесть с половиной лет колонии общего режима со штрафом в 0,5 млн рублей. При этом просят лишить званий всех троих полковников, а Гудованого и Переточкина - еще и орденов Мужества.

Посредникам Сергею Булатову и Алексею Пашкевичу гособвинение запросило семь с половиной лет и семь лет колонии общего режима, соответственно, со штрафами в 1 млн рублей.

Павел Чермашенцев на момент задержания в апреле прошлого года возглавлял в региональном УФСБ отдел "М" (по контрразведывательному обеспечению правоохранительных органов), а Сергей Гудованый занимал пост заместителя начальника Службы экономической безопасности.

По версии следствия, полковники получили в общей сложности 118 млн руб. за "крышевание" ООО "МО "ТНП", занимающегося нефтепродуктами. Вместе с ними были задержаны посредники в передаче взятки - бизнесмены Алексей Пашкевич и Сергей Булатов. В ходе расследования правоохранители выявили возможную причастность к преступлению сотрудника центрального аппарата ФСБ полковника Александра Переточкина. Следствие сочло, что все они обманывали коммерсантов, то есть совершали мошенничество.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6