Главный режиссер сызранской драмы Олег Шахов: "Зрители приходят в театр с одной целью: чтобы с ними поиграли"

В преддверии начала 96-го сезона в сызранском драматическом театре корреспондент Волга Ньюс встретился с новым главным режиссером этого театра Олегом Шаховым.

Фото:

- У вас ведь уже был период работы в сызранском драмтеатре. Как вы сюда попали впервые?
- Это был 1996 год. Тогда выпускников ГИТИСа выпускали просто на улицу, предлагая самим искать себе работу и даже не делая попыток как-то помочь. Сначала я попытался начать работу в Самарском драматическом театре. Мы договорились с Петром Львовичем Монастырским, что я приеду в Самару ставить дипломный спектакль по Эжену Ионеско, а он собирался курировать его. Но к тому времени, когда я окончил ГИТИС, Петр Львович ушел из театра. После чего я начал работать в Сызрани. Поставил спектакль "Событие" по Владимиру Набокову и еще несколько спектаклей. В общей сложности я проработал в этом театре два года. Потом театр покинул его директор Сергей Салмин, с другим директором отношения не сложились, и я ушел. Не только из театра, но и из профессии.
- И кем потом работали?
- 14 лет работал оператором и режиссером на СКАТе. Для меня это было очень хорошие годы. Работать было интересно. Мы снимали не только сюжеты, но и документальные фильмы. С моим редактором Аллой Волынкиной были победителям всероссийских конкурсов, ездили стажироваться на Би-би-си. На СКАТе я получил новую профессию. И если придется снимать кино, если вдруг возникнет такой проект, где я пригожусь в качестве кинооператора или кинорежиссера, - я знаю, что умею это делать.
- Было ли приглашение от директора сызранского театра Сергея Салмина на должность главного режиссера для вас неожиданным?
- Это было, как в фильме "Берегитесь автомобиля": Максим Подберезовиков и Юрий Деточкин шли навстречу друг другу, сами того не подозревая. В разговорах с директором театра Сергеем Владимировичем Салминым этот вопрос время от времени возникал. В прошлом театральном сезоне неожиданно возник проект с постановкой "Ханумы" в Сызранской драме. У меня много знакомых работает в этом театре. И они через социальные сети стали уговаривать меня поставить "Хануму". Я сначала отнекивался - 14 лет не работал в театре. Но они настояли, я поехал в Сызрань на постановку, и все сложилось. У спектакля было 16 аншлагов, что для небольшого города - признак успеха. И я понял, что профессия не ушла от меня. Хотя тогда еще не собирался идти работать в театр.

Потом возник второй проект. Мы решили восстановить спектакль, который я ставил раньше, - "Кабаре господина Аркадия Аверченко" - в новом формате и с новыми актерами. Мне кажется, спектакль стал ярче. Он сделан "под старину". Мы даже его жанр определили как буффонада-винтаж. Эта постановка тоже прошла легко.

Ситуация с главным режиссером в театре тем временем складывалась непросто. Люди, назначаемые на эту должность, не задерживались. И когда московский режиссер Сергей Дмитриев написал заявление об уходе, директор театра Сергей Салмин решил все-таки остановиться на моей кандидатуре. Как он сказал, этот был тот редкий случай, когда весь коллектив театра был "за".
- Что хотелось бы поставить на сцене сызранского театра?
- Меня более всего интересует комедия. Я все-таки ученик Марка Захарова. И считаю, что многое от него взял.
- Например?
- Захаров создал эстетику театра, основанную на его особом взаимодействии со зрителем. Он обращается к зрителю как к участнику спектакля. Публика не играет, зрителей не тащат на сцену, но они все равно включены в действие. Это бывает нечасто сегодня. Театр Марка Захарова не спутаешь ни с каким другим. Мне кажется, сегодня можно прийти во многие академические театры и поймать себя на мысли: "Где-то я это уже видел, где-то уже слышал те же интонации". И становится неинтересно. Со зрителями иногда возникает такой диалог. "Вот сходил в театр", - говорит зритель. - "Ну и как?" - "Еле высидел". - "А пойдешь в следующий раз?" - "Пойду". - "Зачем?" - "А вдруг будет что-то интересное"... По поводу новых спектаклей Марка Захарова такого разговора произойти не может.
- Насколько соответствует сегодняшний сызранский драмтеатр этому образу?
- Сегодня сызранский театр, как и раньше, - уникальное явление. Он находится в очень живой среде. Я думаю, что многие спектакли современных академических и экспериментальных театров для сызранских зрителей будут просто неинтересны. Это очень непосредственные зрители. Они могут, например, из зала комментировать происходящее на сцене. И артисты понимают, что должны все время взаимодействовать со зрителями и делать это интересно. Иначе публика просто не пойдет на спектакль. Эта система взаимодействия зрительного зала и актеров сегодня наиболее интересна. Я для себя понял: зрители приходят в театр не для того, чтобы увидеть, как актеры страдают или решают какой-то конфликт, или услышать, какой у артиста красивый голос, или увидеть красивые декорации и костюмы. На мой взгляд, они приходят в театр с одной целью: чтобы с ними поиграли. Не сами актеры между собой поиграли, а с ними, со зрителями.
- Все ли спектакли в театре отвечают этим ожиданиям?
- В театре ведь ставят спектакли разные режиссеры, с разной эстетикой. И актеры поставлены в такие условия, чтобы могли работать по-разному. Но режиссер уезжает, а спектакль остается. И его надо держать, чтобы он не развалился. Сызранские актеры умеют это делать. Спектакли здесь долго остаются живыми. Так или иначе, артисты "разворачивают" их на зрителей. Иначе спектакль просто не удержится в репертуаре.
- Вы с директором театра уже обсуждали репертуарную политику?
- Сезон сложный - театр встает на ремонт, и спектакли будут ставиться на других площадках. Сегодняшний репертуар обсуждается исходя из этой ситуации. Мы пока не можем позволить себе поставить все, что хотелось бы. Но все без исключения великие драматурги "стоят в очереди".
- С вашим приходом что-то изменится в театре?
- Я не сторонник резких изменений. Как главный режиссер я не хотел бы что-то ломать в театральной жизни. Планы, которые появились при предыдущем главном режиссере, надо выполнить. Поэтому мы репетируем спектакли "Любовь на колесах", "Игра в джин", "Баллада о капитане Бладе". А уже после Нового года будем делать что-то новое. В планах есть спектакли по Чехову, по пьесе Мольера "Скупой" и другие. Одно из условий при постановке новых спектаклей - они должны быть мобильными. Кстати говоря, такие жесткие требования часто рождают неожиданные и очень интересные решения.
- Что можно сказать по поводу изменений в труппе?
- У нас ушли трое актеров. Особенно чувствительным стал уход молодой актрисы Марины Филатовой, на ней во многом держался репертуар, ее любили зрители. Но это дает шанс проявиться другим актерам. Такова театральная жизнь. В нынешнем сезоне будет добор. Сейчас два места вакантны. Не хватает актера средних лет и молодого актера, желательно на амплуа героя-любовника.
- В фестивалях будете участвовать?
- Со спектаклем "Касатка" по Алексею Николаевичу Толстому мы поедем в этом году на фестиваль театров малых городов России в Вышний Волочек. Наш театр движется к своему столетию. Хотелось бы к этому времени организовать в Сызрани свой театральный фестиваль.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31