Константин Хабенский с контрабасом выступил в Самарской опере

На гастролях в Самаре сыграли "Контрабас" - свежий спектакль МХТ им. Чехова с одной из лучших ролей Константина Хабенского. Диапазон возможностей артиста, судя по этой постановке пьесы Патрика Зюскинда, - шире, чем принято считать.

Константин Хабенский с контрабасом выступил в Самарской опере Константин Хабенский с контрабасом выступил в Самарской опере
Фото:

Моно на большой сцене

Моноспектакль - по традиции, вещь камерная, рассчитанная на ограниченное число зрителей. "Контрабас" в Самаре играли в Оперном - сложно найти в городе пространство менее камерное, чем зал на 1200 мест. Но в этом случае никаких скидок на гастроли делать не приходится: в Москве премьера прошлого сезона идет на основной сцене МХТ, в зале всего мест на 200 меньше нашего. И это - момент принципиальный. Сыграв моноспектакль на большой сцене, Константин Хабенский (вряд ли не отдавая себе в этом отчета) рискнул вступить в один ряд с Константином Райкиным (тот играет "Контрабас" с 2000-го) и Евгением Мироновым (в начале этого года сыгравшим всех персонажей шекспировской трагедии в спектакле "Гамлет. Коллаж"). Артист МХТ выглядит в этом ряду достойно, подтверждая репутацию одного из главных актеров нашего времени.

Полуподвал сознания

У каждого свой образ Хабенского-актера. Кто-то знает его только по работам в кино и сериалах (по "Убойной силе" и "В движении", "Дозорам" и "Адмиралу"), кто-то видел на сцене в ролях Зилова, Турбина, Клавдия, Тригорина... В "Контрабасе" он (свойство талантливого артиста) как будто обнуляется, предстает неожиданно новым для всех.

Герой Хабенского, безусловно, наследует русской литературе XIX века. Персонажа единственной пьесы Патрика Зюскинда - 35-летнего контрабасиста, разразившегося монологом о трудной жизни хозяина не самого востребованного инструмента - артист играет, держа в голове героев Гоголя и Достоевского. Жалким, озлобленным, уставшим маленьким человеком.

Спектакль начинается с того, что музыкант с трудом (не то чтоб любя и бережно) спускает по лестнице в свое жилище огромный футляр с контрабасом. Впрочем, тут же обнаруживается, что инструмент стоит в шкафу, а в футляре - матрас, которым персонаж завешивает входную дверь. Матрасами теперь обложены все стены его квартиры - под предлогом звукоизоляции герой Хабенского заключает себя в полуподвальное пространство. В пространство собственного не вполне здорового сознания.

Режиссер Глеб Черепанов находит очень точный ход: до самого финала музыку мы слышим только обрывками, с пластинок. Герой Хабенского играет на чем угодно: смычком на патефоне и стремянке, ложкой на крутящейся пиле, шарфом на струнах контрабаса - но музыки в этом мало. Возможно, он просто графоман? Во всяком случае, занимается не своим делом, ненавидит инструмент, от которого неотделим, и весь мир заодно: "Вагнер был чудовищным невротиком", "Моцарт ничего особенного не создал", в музыканты пошел назло отцу, и вообще контрабас никто по доброй воле не выбирает. Музыкант, правда, убежден, что любит молоденькую певицу - но на самом деле убил ее еще до начала действия (создатели спектакля добавили в "Контрабас" нотку "Парфюмера", показав в финале одним кадром рыжеволосый труп в холодильнике). Да и сам музыкант отправляется в похожее на печь крематория окошко, приковав себя наручниками к ненавистному родному контрабасу.

Сыграли на ружье

Хабенский играет своего героя нервным, плаксивым, издерганным. Актер предстает неожиданно гротесковым, его сходящий с ума музыкант удерживает внимание огромного зала два часа без антракта. Конечно, на помощь ему приходит пластичная сценография с постоянными трансформациями. Все, что есть на сцене, безостановочно переставляется и комбинируется в самых неожиданных сочетаниях - например, контрабас может быть подвешен внутри стремянки, или, поставленный на стул, вместе с патефоном изображать пару за столиком в ресторане. Но, несмотря на интересную работу художников Николая Симонова и Марии Даниловой (костюмы), пластичнее и неожиданнее всех оказывается артист.

У спектакля будет еще один финал: то ли в мечтах музыканта, то ли на том свете, то ли чтобы навык освоившего контрабас артиста не пропадал почем зря, под занавес мы все-таки увидим довольно посредственно поющую Генделя солистку (актриса Ольга Воронина) и аккомпанирующего ей на контрабасе героя Хабенского. Второй финал даже относят к недостаткам спектакля МХТ, но в Самаре, на сцене настоящего оперного театра, он неожиданно "зазвучал". На ружье сыграли, когда никто уже и не ждал.

Последние комментарии

Михаил Лалаян 31 июля 2021 11:04 Сергей Филиппов: "Самоокупаемость никогда не была самоцелью театра"

Лучше бы прибавили зарплаты рядовым артистам, чем тратить деньги на собственный пиар, проплачивая подобного рода восхваляющие себя статьи.

Vladimir S 21 марта 2018 11:48 Выходка Михаила Ефремова в Самаре попала на видео

Актёр должен уважать своё дело. Я думаю он подпортил отношение Самарцев к нему.

Ванька Верещагин 21 марта 2018 10:58 Выходка Михаила Ефремова в Самаре попала на видео

А где уважение к актеру? Если зритель по свински делает замечание?

Илья Сердюк 21 марта 2018 10:58 Выходка Михаила Ефремова в Самаре попала на видео

зрители тоже не всегда правы, давайте дружно жить

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 31
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5