В Самаре вновь прошел книжный фестиваль

Организованный Арт-центром и Викторией Сушко Второй книжный фестиваль «Самарская Чита» завершил свою работу. Остались сопровождающие фестиваль выставки и возможность проанализировать увиденное.

«В Толстого вбили гвозди!!», - возмущались филологи внушительной инсталляцией Фрола Веселого в виде ядерного гриба из книг «В Толстого вбили гвозди!!», - возмущались филологи внушительной инсталляцией Фрола Веселого в виде ядерного гриба из книг
Фото:

Триумф визуальности
«В эпоху Интернета книга перестает быть просто носителем информации и становится произведением, штучным товаром» - такая мысль не раз звучала во врем книжного фестиваля. Видимо, похожие соображения руководили куратором фестиваля, Викторией Сушко, сориентировавшей «Читу» №2 не столько на «книгу», сколько на демонстрацию феноменов искусства, с ней связанных. Выставки «книг художника», иллюстраций, комиксов, внушительная плодборка самиздата из разных городов... Стенды издательств тоже присутствовали, но в основном специфических - выпускающих комиксы, самиздат и разного рода «изыски», типа многотомников китайских писателей 17-го века.
Довершала картину внушительная инсталляция в виде ядерного гриба из книг («в Толстого вбили гвозди!!» - возмущались филологи работой Фрола Веселого) и девушки, на чьих обнаженных телах беспристрастный наблюдатель мог заметить нарисованные буквы. В общем, полный триумф визуальности.
 Жанр «Книги художника» на фестивале представляли два признанных мастера этого искусства — куратор Московской международной выставки-ярмарки «Книга художника» Михаил Погарский из Москвы и основатель издательства «Асф-АльтЪ издат» Григорий Кацнельсон из Санкт-Петербурга. Как следовало из лекции Погарского, визуальное в «книгах художника» не служит иллюстрацией к вербальному, а взаимодействует с ним, иногда вовсе отодвигая слово на второй план. Книги-инсталляции, дающие возможность пощупать, понюхать, а иногда и услышать образ, книги-трансформеры, наглядно демонстрирующие тысячи вариантов сложения сюжета... Привезенная художником выставка «12+12» (высказывания двенадцати российских и 12 итальянских художников на тему жизни и смерти»), дополненная множеством его собственных книг, иллюстрировала почти бесконечное множество форм, которые может принимать «книга художника».
 Григорий Кацнельсон, основавший «ежесезонный» журнал «Ухо ван Гога», успел «издать» в ручном оформлении десятки поэтов — от Мандельштама и Хармса до собственных друзей. Графика и коллажи в стиле примитива поначалу напоминают детские иллюстрации, но скоро замечаешь, какими точными репликами обмениваются текст и «картинка». Также были представлены арт-буки Светланы Песецкой и Виктории Барвенко из Таганрога. Одно из произведений последней, книга стихов Хлебникова в виде платья, демонстрировалась на кураторе фестиваля.
Не менее интересными получились выставки иллюстраций, впечатляющие разбросом представленных стилей. Постмодернистские коллажи Оксаны Стоговой, парадоксальная графика Яны Клинк, напоминающие лубок иллюстрации Евгения Бабушкина к его собственному роману, иллюстрации Николая Королева к «Мастеру и Маргарите», «литературные эмали» Дины Богусоновой, напоминающие о супрематизме вариации графика Игоря Улангина на темы поэта Введенского, экспрессионистическое погружение Елены Солодовник в мир Дины Рубиной. Наконец, весьма интересная подборка иллюстраций самарских художников к стихам местных поэтов...
 
Событийность
 Конечно, фестиваль — это далеко не только выставки. Намного сложнее выстроить поле коммуникации внутри события, сделать так, чтобы участники действительно стимулировали друг друга на новые открытия. На «Чите» это магическое поле было (чего не скажешь о фестивале прошлого года). Погружение в атмосферу начиналось еще во дворе Арт-центра, где пелись песни и рождались импровизированные граффити. Внутри каждый мог найти занятие по вкусу. Прошли презентации поэтических и критических журналов «Гипертекст» и «Персонаж» (Уфа), «Графит» (Тольятти), «Околоколомна» (Коломна), «Контрабанда» (Москва), «Транслит» (Санкт-Петербург), «Цирк «Олимп»+TV» и «Перформанс» (Самара). Мы узнали о тольяттинском проекте издательства Buzz, специализирующегося на «книгах художника» и скетч-буках, о «романе-блюзе» Артема Филатова из Нижнего Новгорода, о «Театре слова» Клары Саркисян и множестве других проектов. 
 Были более экзотические явления. Георгий Квантришвили представил внушительную антологию произведений русскоязычных поэтов, в годы второй мировой войны сотрудничавших с немецкими властями. Сергей Баландин провел перформанс «Метод Барбары Картланд». По словам художника, «метод» этот заключается в спонтанном наговаривании текста в состоянии полутранса. Так английская писательница Барбара Картланд наговорила несколько сотен любовных романов. Демонстрация прошла успешно - проговорив два часа, художник действительно сочинил если не роман, то длинную повесть. Трактовать созданное на ходу произведение можно было и как пародию на женский роман, и как ироническую рефлексию над ситуацией в современном искусстве (В «романе» Баландина главная героиня поступает в Академию художеств учиться живописи, потому что ей нравится преподаватель. Узнав, что он женат, девушка бросает живопись, переходит на отделение арт-критики и становится куратором).
 И конечно, были поэтические чтения и просто разговоры вокруг и около. Стихи читались, пелись, рассматривались. Играли группы «Контора Кука» и группа «The Vier» из Нижнего Новгорода. В коммуникативный котел подбрасывал дров Самарский литературный музей, организовавший на своем стенде чаепитие в режиме нон-стоп. Атмосфера была весьма созидательной, и даже почти полное отсутствие зрителей никому не мешало...
 
 Книга — лучший подарок?
  Действительно, не так уж много в двухдневной истории фестиваля наберется эпизодов, когда число «зрителей» превышало число участников. В столицах подобные мероприятия проходят с аншлагами - в чем же причина того, что самарцев книжный фестиваль соблазнил меньше, чем средней руки выставка современного искусства? Непродуманная рекламная компания? Может быть, надо было соблазнять публику не «книгами художника» а «скидками на книги для детей»? Непонятность самого словосочетания «книжный фестиваль»? Отсутствие в списке участников имен, соблазнительных не только для «знатоков», но и для «простых смертных»? Несомненно, заедь в Самару, например, Акунин, картина была бы совсем иной. Или, может быть, книжная культура вовсе уходит в прошлое?
  О последнем вопросе самарcкая интеллигенция много говорила на прошедшем в рамках фестиваля круглом столе. «Книжный рынок умирает, ему осталось 5-7 лет максимум», - заострял создатель первого частного книжного магазина в Самаре Александр Ерин. «В Самаре нет писателей, а дети ничего не читают, потому что не читают их родители», - усиливала алармистские настроения литературовед Ирина Саморукова. Поэт Виталий Лехциер с ней не соглашался, говоря, что интеллектуальная активность молодежи теперь проходит в электронных форматах и наступление «постгутенберговской эпохи» процесс неизбежный и в целом положительный. «Такие книги, как здесь, книги, которые можно нюхать, которыми можно любоваться, не умрут никогда» - высказывался Михаил Погарский, и с ним  хотелось согласиться. Посмотреть на выставку «бессмертных» книг можно до 19 июня.
Виктория Сушко, куратор фестиваля
 Второй самарский книжный фестиваль значительно изменился в масштабе, географии участников, насыщенности программы. И если первая «Чита» была попыткой представить местные книжные и литературные ресурсы, то в этом году темой фестиваля стали арт-буки, «книги художника» и самиздат.
На мой взгляд, самой интересной частью экспозиции стали именно «книги художника». Фестиваль показал, что печатная книга в современной ситуации теряет свои прежние позиции, однако не исчезнет. Сегодня она интересна как продукт малотиражных издательств и как произведение искусства художников, которым интересен этот формат.
Н.Н., владелец одного из московских издательств, пожелавший остаться не названным:
 Не вижу ничего удивительного в том, что на этом фестивале не так уж много публики. В провинции доходы людей ниже, и естественно, многие не интересуются книгами просто потому, что на такие удовольствия нет денег. С другой стороны, сейчас у издательства из провинции даже больше шансов на успех, чем у столичного — здесь все дешевле, а расстояние до потребителя сейчас значения не имеет. Мы большую часть тиражей издаем по предзаказам, напрямую работая с сообществами, заинтересованными в нашей продукции. Прибыльный издательский бизнес сейчас вполне возможен, более того, благодаря Интернету появилась возможность работать с очень узкими аудиториями. Единственный болезненный момент в этих процессах тот, что книжные магазины с их наценками становятся в новой системе, по большому счету, никому не нужны.

Источник: www.vkonline.ru

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1