Дело Фаермана: как убить жену и остаться на свободе

Александр Фаерман, задушивший жену, останется на свободе Александр Фаерман, задушивший жену, останется на свободе
Фото:

В пятницу, 3 октября, апелляционная коллегия Самарского областного суда оставила в силе приговор исполнительному директору ОАО "Тепличный" Александру Фаерману, признанному виновным в убийстве супруги Юлии.

Напомним, ранее суд Кировского района Самары согласился с выводами следствия о том, что Фаерман убил жену в состоянии аффекта, и назначил ему 2,5 года ограничения свободы. То есть суд избрал наказание, не предполагающее изоляции от общества - осужденный должен будет отмечаться в органах УИС и не покидать Самару. Он также продолжит воспитывать малолетнего сына, находившегося в квартире в момент убийства.

Приговор за жестокое убийство, позволивший Фаерману избежать реального и даже условного наказания, вызвал общественный резонанс.

Корреспондент Волга Ньюс посетил заседание апелляционной коллегии и выслушал доводы сторон этого неоднозначного дела.

По жалобе потерпевшей

На заседание апелляционной инстанции вместе с мамой Юлии Фаерман Людмилой Нумовой пришли ее муж Сергей и сын Андрей. Их интересы представлял известный адвокат Александр Паулов. Перед заседанием Людмила Наумова выглядела сосредоточенной, что-то записывала в блокнот, отмечая для себя основные моменты своей речи на суде.

Обвиняемый Александр Фаерман приехал в суд с отцом. Защиту Фаермана представляли адвокаты Александр Лапицкий и Галина Кисликова.

Вскоре в зал заседания вошли трое судей (это коллегия Самарского областного суда), и началось рассмотрение жалобы.
Суд сообщил, что Александр Фаерман обвиняется в умышленном причинении смерти в состоянии сильного душевного волнения, в состоянии аффекта при длительной травмирующей ситуации - систематическом аморальном поведении потерпевшей. Ему установлено ограничение - 2,5 года не выезжать за пределы Самары, не менять место жительства. Также он должен раз в месяц являться в орган надзора за приговоренными к ограничению свободы. Приговором суда частично удовлетворен гражданский иск потерпевшей: Фаерман обязан выплатить в счет возмещения ущерба более 96 тыс. руб. и 1 млн руб. в счет компенсации морального вреда.

Суд также пояснил, что мать убитой просит отменить решение суда первой инстанции. Женщина, полагая, что Фаерман совершил умышленное убийство, предполагает, что суд необоснованно пришел к выводу, что осужденный находился в состоянии аффекта. По ее мнению, решение суда основано только на данных психолого-психиатрической экспертизы, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют реальному положению дел.
 
"Ребенок стал бояться закрытых дверей"
Свое выступление потерпевшая начала с того, что ни она, ни ее родственники не понимают, в чем проявлялась аморальность ее дочери.
"Наша дочь не пьяница, не наркоманка, - говорила Людмила Наумова. - Она хорошо училась, поступила в институт, работала, была душой компании. Ее любили, хотя она была тверда характером и отстаивала свое мнение".

По словам Людмилы Наумовой, Юля познакомилась с Александром Фаерманом на работе. Молодые люди дружили два года, она полюбила, пара сыграла свадьбу. А жизнь научила девушку быть заботливой женой, хорошей матерью.

"Когда у них родился сын, Александр порхал от счастья, - продолжала Людмила Наумова. - Малыш был желанным. Она заботилась о сыне и не забывала о муже. Юля никогда не привлекалась к уголовной ответственности. Так в чем аморальность моей дочери?"

Людмила Николаевна подчеркнула, что она не может подтвердить наличие длительной конфликтной ситуации между дочерью и мужем.
"Этого не подтвердит никто, - уверенно говорила Людмила Николаевна. - Это только со слов Фаермана. Я считаю его предателем по отношению к семье и к моей дочери. И жадность его сгубила. Я не знаю, почему Фаерман так жестоко поступил с моей дочерью. А почему он не убрал улики - я думаю, что ему помешал ребенок. Я думаю, что ребенок присутствовал при всем этом. Я думаю, что он швырнул ребенка в комнату, и мальчик кричал там. И после всего случившегося ребенок стал очень бояться закрытых дверей. Может, он был закрыт короткое время, но это показалось ему ужасно долго. Он своими маленькими пальчиками отковырял облицовку вокруг двери, так как хотел выйти к своей маме".

"Выводы основаны на показаниях Фаермана, так как других нет"
Объясняя свое несогласие с приговором Кировского районного суда, Александр Паулов также высказал непонимание, в чем именно заключается аморальность поведения Юлии Фаерман.
"Аморальность поведения - это противозаконная направленность действий, совершение преступлений, нарушений закона, антисоциальный образ жизни, - говорил Паулов. - Однако ничего подобного в деле нет, не было и не могло быть. Погибшая имела высшее образование, воспитывалась в нормальной полной семье. Ничего плохого в жизни Юлия Фаерман никому не сделала.  А о ее аморальном поведении показал сам подсудимый. А что он мог еще показать? Он вылил ушаты грязи на свою жену. И если суд признал ее поведение аморальным - возникает вопрос: а почему не была назначена посмертная психолого-психиатрическая экспертиза? Еще в деле говорится, что Юлия Фаерман подготовила SMS-сообщение своей маме о том, что она изменила своему мужу и собирается покончить жизнь самоубийством. Суд почему-то ссылался на показания и мамы, и папы о том, что у них аморальная дочь. Но они же вменяемые люди и они об этом не говорили. А что мы хотим услышать от семьи Фаерман - то, что Юлия Фаерман хорошая, а их сын плохой? У них цель одна: выгородить своего сына, человека, который преступил закон и убил другого человека".
Александр Паулов говорил и о том, что семейные ссоры - не редкость, но это не повод для убийства.
"В приговоре суд ссылается на показания Александра Фаермана, так как других показаний нет, - говорил Александр Паулов. - Ведь поначалу Фаерман молчал, никаких показаний не давал. Первая экспертиза подтвердила, что Фаерман - нормальный, вменяемый, что никакого аффекта не было. И что же нужно было такого совершить, чтобы Фаерман убил человека? Он говорил в суде, то жена назвала его семью "поганой семейкой". Да, это выражение нехорошее, некрасивое, но это опять же со слов Фаермана".
Еще адвокат Паулов заострил внимание на наличии повреждений на теле женщины.
"Возникает вопрос: почему при наличии у подсудимой более 20 синяков, кровоподтеков, царапин, полученных в период от 10 суток до 12 часов до убийства, этому внимания никто не уделил, это никто не исследовал? - вопрошал Паулов. - Так какое же преступление скрывал Фаерман, убивая свою жену?"
По мнению Александра Паулова, приговор Кировского суда не отвечает нормам справедливости.
"Сейчас Фаерман на свободе, - говорил адвокат. - Мама его видит. Он воспитывает ребенка. Причем самое удивительное - что Кировский суд учел, что он вдовец (хотя сам убил жену) и воспитывает один ребенка. Странной показалась и позиция обвинения, которое фактически отказалось от своих позиций, не поддержало потерпевших в лице государства, и фактически сейчас мама погибшей осталась наедине со своим горем".
Александр Паулов просил отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое рассмотрение.

Затем суд дал слово Александру Фаерман. Тот был немногословен и попросил коллегию судей объективно рассмотреть дело.
 
"У потерпевших - одни эмоции"
Со стороны защиты Александра Фаермана первой выступила Галина Кисликова, которая заявила, что потерпевшая сторона не представила веских доводов, а их жалоба носит исключительно эмоциональный характер.

"Мы выслушали сейчас доводы мамы погибшей, уважаемого адвоката Паулова, но их доводы носят исключительно эмоциональный характер, - сообщила адвокат. - Ни Людмила Ивановна, ни адвокат не сослались на какие-то доказательства, которые бы противоречили выводам суда при вынесении приговора. Я считаю, что приговор основан на совокупности всех имеющихся доказательств, которые были исследованы. Особенность дела заключается в том, что оно расследовалось год в разных следственных подразделениях. По жалобам потерпевших передавалось из одного следственного подразделения в другое".
Адвокат Кисликова рассказала о психолого-психиатрических экспертизах, которые прошел Александр Фаерман.
"Первая установила, что Фаерман не находился в состоянии аффекта. Однако она была подвергнута экспертной оценке специалиста в области судебной психиатрии и психологии, - уточнила адвокат. В итоге была проведена повторная судебная психолого-психиатрическая экспертиза в областной психиатрической больнице, которая установила, что Фаерман в момент совершения преступления находился в состоянии кумулятивного аффекта".

По словам Галины Кисликовой, по ходатайству потерпевшей стороны была проведена третья психолого-психиатрическая экспертиза в институте имени Сербского. Причем ходатайство было о проведении амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы, Фаермана направили на стационарное обследование, он почти месяц лежал в психиатрической больнице. "И ведущие специалисты в этой области пришли к выводу, что там действительно был кумулятивный аффект", - отметила адвокат.
В своей речи Галина Кисликова уточнила, что в суде первой инстанции никто не заявлял о том, что имеются какие-то доказательства, которые опровергали бы выводы всех этих заключений.
"Потерпевшая сторона говорит о том, что все экспертизы проведены на основании тех показаний, которые давал обвиняемый на беседах с психологами, экспертами, - поясняла Галина Кисликова. - Но это не так. Ведь все психологи были допрошены. И специалистов из института имени Сербского вызывали в суд. И показания Фаермана не просто не опровергаются совокупностью всех доказательств, а подтверждают их".
 
"У Фаермана была сильная привязанность к Юлии"
По словам адвоката Кисликовой, из свидетельских показаний следует, что Юлия была инициатором развода, а ее муж хотел сохранить семью. Юлия при этом никому конкретно не говорила, почему хочет разводиться.
"Но у Фаермана была сильная привязанность к Юлии, - продолжала Галина Кисликова. - Он любил ее. Хотел сохранить семью и все делал для этого. Многие говорили, что Фаерман - бескорыстный, честный человек. У него абсолютно не завышенные требования. На суде даже теща подтвердила, что он получал зарплату 80 тыс. рублей. Но этого было мало. Хотя он не жадничал. Он полностью обеспечивал жену всем необходимым, исполнял все ее желания, капризы, но угодить было невозможно. Не то купил, не на те места взял билеты, не из того магазина, звезду подарил с неба - не такой размер звезды... И такая ситуация наблюдалась в 2012 году, особенно в конце. А в последний день вообще сложно понять, чего она хотела. То соберет вещи и скажет, что уходит, то говорит, что никуда не пойдет, Фаерман ее останавливает..."

Галина Кисликова также пояснила, что суд не признал потерпевшую аморальной личностью. 

"Суд признал не ее, а ее поведение аморальным, - разъясняла она. - Можно быть аморальным человеком - пьяницей, например, но не совершать аморальных действий. И наоборот - аморальное поведение может быть у внешне приличного человека. И никто ушаты грязи на Юлию не выливал. По словам Юлии, отец у мужа эксплуататор, жмот и платит копейки, мать лезет со своими советами, сноха - деревенская баба, брат его родной много работает - значит карьерист. А про мужа - все что угодно. Все это в совокупности обижало его. Такие высказывания с точки зрения морально-нравственных, этических представлений воспринимались подсудимым как унижающие его достоинство мужчины, отца, работающего человека. То есть такие действия аморальны. И эксперты подтвердили, что подобные высказывания создали длительную травмирующую ситуацию, приведшую к образованию кумулятивного аффекта при совершении преступления".

По словам Галины Кисликовой, свидетели показывали, что Юлия всегда говорила то, что считала нужным. "И никогда не стеснялась этого, - уточняла адвокат. - Многие считали это бестактным и вульгарным".

Кисликова упомянула о том, что подруга Юлии по Интернету заказывала вещи на адрес Фаермана. "И эти вещи с почты забирал Саша, отвозил этой подруге, - уточняла адвокат. - То есть как безотказный обслуживающий персонал он еще был нужен".
 
"Инсценировки не было"
По мнению Галины Кисликовой, Фаерман не пытался инсценировать самоубийство. "Инсценировка - это действие, направленное на сокрытие следов преступления с целью избежать уголовной ответственности, - напомнила суду адвокат. - Что является следами преступлений - это труп со странгуляционной бороздой. Кровь. Само орудие преступления. Все, больше следов объективных нет. Они говорят, что он переместил труп из зала, где все это произошло, в ванную комнату. И это характерно для того, чтобы совершить самоубийство? Но самоубийство можно было совершить в зале на стуле, на подлокотнике дивана. Где угодно. Зачем для этого перемещать труп? Тем более что он не изменял позу трупа. Как подтверждает врач "скорой помощи", первым приехавший на место происшествия, он увидел, что труп лежал на спине в ванной комнате без веревки, без шнура. Он же не придавал трупу сидячую позу, чтобы подтвердить самоубийство. Установлено, что кровь появилась на месте происшествия в результате сильного сдавления органов шеи. И она исходила из носовой и ротовой полости. Он, пока Юлию пытался реанимировать, испачкался кровью. Никто не отрицает, что он переместил ее из зала в ванную комнату. И он говорит, что не помнит, возможно, и несколько раз переместил. Но чтобы окончательно скрыть следы, он мог вымыть полы, там есть водопровод. Однако обнаружены следы и на трупе, и в ванной комнате, и на самом Фаермане. Никто их не уничтожал. Причем они были обнаружены в том же количестве, в котором и образовались. Только он промакнул лужицу крови, чтобы ребенок не наступил. То есть следы крови переместились с пола на полотенце. А полотенце там же обнаружено около трупа. Все это зафиксировано в качестве вещественных доказательств. Никто их не уничтожал. Странгуляционая борозда там одна. Было бы подвешивание - была бы еще одна борозда. То есть никакой инсценировки не было".
 
SMS-сообщение
В своем повествовании на суде Галина Кисликова процитировала полный текст SMS-сообщения, которое Фаерман отправил с телефона жены ее матери после убийства.
"Мамуля, прости за все, я изменила Саше полгода назад. Так и не смогла признаться. Я не могу простить себя, не могу смотреть на него, понимая, что испорчу жизнь ребенку, если семья развалится. Прости за все, я так больше не могу". 
Но адвокат, в отличие от потерпевшей стороны, считает, что написал это сообщение не Фаерман.
"Почему-то никто полностью это SMS-сообщение не приводил, - говорила Галина Кисликова. - Почему-то потерпевшие говорят, что это именно Фаерман написал это сообщение и отправил.Никто не спорит, что сообщение было отправлено в 23:47, то есть уже после смерти потерпевшей. Но он его не писал. Он говорит, что хватался за телефон, когда хотел вызвать "скорую". Он говорит, что, когда вошел в ванную, она лежала со шнуром. Он даже сказал в первых показаниях полицейским, что отрезал шнур. А шнур повреждений не имеет. То есть у него такое восприятие, что он отрезал шнур. Но тот не имеет повреждений. И он говорит, что пытался вызвать "скорую" с сотового телефона, со своего, с Юлиного. А у Юлии iPhonе и там остается сообщение набранное, и если нажать на кнопку, оно уйдет. Эксперты говорят, что если даже допустить, что это написал он и отправил, это все является элементом для дезорганизации его действий после аффекта. То есть это постаффектное состояние. Но он говорит, что не писал. Какие есть доказательства в пользу того, что он не писал? Во-первых, по тексту: если человек в трезвом уме совершил убийство и хочет инсценировать самоубийство - зачем писать такой огромный текст? И если это самоубийство, то зачем писать слова "понимаю, что испорчу жизнь ребенку, если семья развалится"?
Тут нет слов ни о жизни, ни о смерти. Нет слов прощания. Зачем писать "мамуля", когда он говорил всегда "мама". И это аргумент в пользу того, что это могла набрать Юля, но не отправила".
По словам Галины Кисликовой, Юля скрывала фактическую причину развода. И в какой-то момент решила написать.
Хотя мама Юлии Фаерман говорит, что, являясь человеком старой формации, в тот период просто не читала SMS-сообщений, даже не вникая, как их нужно открывать. И Юлия наверняка это знала.
 
"Это не прецедент"
По поводу синяков на теле Юлии Галина Кисликова, ссылаясь на мнение экспертов, сообщила, что они не были получены в ходе избиения.
"На теле потерпевшей обнаружено около 20 синяков, - уточняла адвокат. - Причем потерпевшая сторона сложила и прижизненные, и последующие синяки. Но есть заключение судмедэкспертизы о том, что есть показания специалиста области судебной медицины Куликова, будто все синяки мелкие, они разновременные, на конечностях - до четырех суток, они очень мелкие, скользящего происхождения, их можно получить случайно в быту. Что касается синяков на лице, осаднения - их давность до 12 часов до наступления смерти. Но в приговоре суд не указывает, что Фаерман нанес жене эти повреждения. Эти повреждения могли остаться от того действия, которое было направлено на удавление. Когда он перехватывал шею шнуром фена, он мог причинить одновременно и вот эти мелкие осаднения на лице. Но это не умышленные действия, направленные на избиение, а потом на удавление".

В заключение речи Галина Кисликова сообщила, что, по ее мнению, приговор Кировского суда - законный и обоснованный, а наказание вынесено согласно санкции той статьи, по которой установлена его вина.
"Почему он должен нести ответственность за те действия, которые он не совершал? Словно состояние аффекта и статья 107 УК РФ придуманы не много десятков лет назад, а придуманы специально психологами и законодателями по делу Фаермана в 2013 году, - говорила адвокат Кисликова. - Все эксперты допрошенные говорят о том, что это не прецедент. Один эксперт с 10-летним стажем, другой с 12-летним говорят, что аффекты бывают в основном кумулятивные, но бывают физиологические, патологические. Но в основном кумулятивные, и примерно в год по одному аффекту они ставят. То есть это не прецедент. Можно посмотреть и судебную практику. Но почему-то говорится о том, что специально под Фаермана придумали аффект".
 
"Дело простое, но вся сложность - в искусственном ажиотаже"
Следом за Галиной Кисликовой выступил второй адвокат Фаермана Валерий Лапицкий, сообщивший, в чем, на его взгляд, основная сложность этого дела.
"Вся сложность данного уголовного дела, по моему субъективному мнению, заключается в искусственном ажиотаже - создании общественного мнения, которое на протяжении всего этого долгого расследования и судебного рассмотрения наблюдается в интернет-изданиях, СМИ, причем каждый раз все эти статьи появляются именно тогда, когда по делу должно выноситься какое-то важное решение".
И именно потому, по его мнению, после всех экспертиз дело было направлено в суд с квалификацией "убийство по части 1 статьи 105 УК РФ".
Валерий Лапицкий также сказал, что по-человечески он понимает мать погибшей.
"Я понимаю маму, понятно, что тяжело похоронить дочь, - говорил адвокат. - А что это за наказание, когда он остается на свободе? В глазах матери это не наказание. Но я подчеркиваю, что наказание назначено в строгом соответствии с действующим законодательством. Не могли Фаерману по части 1 статьи 107 УК РФ назначить реальное наказание потому, что этого не позволяет закон".
 
Выше некуда
Также Валерий Лапицкий отметил, что экспертное заключение о наличии у Фаермана в момент совершения убийства состояния аффекта утверждали на самом высоком в России уровне.
 "Последнюю экспертизу делал главный психолог Российской Федерации, который изготовил все методические рекомендации, практику, методику, которой руководствуются все эксперты в нашей стране, - констатировал адвокат. - То есть, если не доверять заключению этой комиссии (тем более что экспертиза проводилась стационарно) - то кому тогда доверять? Эти экспертизы ничем не опровергнуты. Можно было бы провести пятую экспертизу, но ее реально проводить больше негде. Ну, если только за границей. Если мы доверяем больше экспертам иностранным - ну я не знаю что сказать".
 
"Статья 107 УК РФ - это тоже убийство"
Лапицкий также отметил, что судебный процесс в первой инстанции, на его взгляд, велся очень ответственно.
"Судья не поленилась, вызвала всех экспертов, был эксперт из Москвы, - уточняет адвокат. - И все стороны, все участники процесса имели возможность задавать этим экспертам вопросы, чтобы решение было вынесено законно и обоснованно. Не явилась единственная эксперт, которая делала первую экспертизу - амбулаторную, так называемую пятиминутку. (Она заключила, что аффекта не было. - Прим. Волга Ньюс). Ее четыре раза вызывали, четыре раза она не явилась. Причем вызывали ее даже через министра здравоохранения Гридасова. Но она проигнорировала эти требования. Суд на этом не успокоился и в качестве специалиста вызвал эксперта того же учреждения. Пришел специалист и не подтвердил заключение первой амбулаторной экспертизы, назвав его поверхностным. В результате они отказались от этой экспертизы, и в деле собственно ничего больше не осталось. И я напомню требования Конституции РФ, что все сомнения в виновности лица должны трактоваться в пользу обвиняемого. Еще хочу напомнить, что статья 107 УК РФ - это убийство. И говорить о том, что Фаермана осудили за какую-то ерунду, неверно. Я полагаю, что приговор вынесен абсолютно законно и обоснованно и поводов для его отмены нет. Прошу в удовлетворении жалобы потерпевших отказать".

Выступивший в суде представитель областной прокуратуры сообщил, что в полном объеме изучил материалы дела и считает, что суд первой инстанции полностью установил все фактические обстоятельства дела. С учетом мнения эксперта научного центра им. Сербского, с учетом установленных критических отношений в семье обоснованно установил, что это было убийство в состоянии аффекта, и наказание назначил объективно.
"Прошу оставить приговор в силе", - заявил прокурор.
 
"В деле не все изучено!"
На прениях мама погибшей говорила, что с учетом имеющихся распечаток телефонных соединений ее дочери и Фаермана в деле много неясного, что Фаерман мог изменять ее дочери, что с этой стороны ситуация не изучена, и просила направить дело на доследование.
Адвокат Александр Паулов сказал, что аморальности в поведении Юлии Фаерман не было, а ссоры случаются во многих семьях. Заключения экспертов, на его взгляд, основываются лишь на показаниях самого Фаермана.
"Представители осужденного не смогли в моем понимании объяснить ни аморальности поступков, ни аморальности поведения пострадавшей, - говорил адвокат. - Аморальности в ее поведении не было. Да она хотела сохранить семью. Это нормально для любой вменяемой женщины. Также в заключении экспертов нет ничего, кроме слов Фаермана. Почему-то суд положил в основу только его показания. Удушение - это один и самых жестоких способов убийства. Потому что пистолет - это выстрел, нож - это удар, а при удушении человек пять минут убивает другого. И мы считаем, что было совершено жестокое убийство".
Александр Паулов настаивал на отмене приговора.

Адвокаты же Александра Фаермана, приводя свои доводы, продолжали утверждать, что приговор справедлив и оснований для его отмены нет.
А сам Александр Фаерман в прениях еще раз попросил прощения у мамы погибшей супруги, а в последнем слове просил учесть, что заложником этой ситуации остается маленький ребенок.
"Мы с ним бываем вместе, много общаемся, проводим время, - говорил он суду. - Можно сказать, мы с ним лучшие друзья. Прошу суд подойти к этому делу с точки зрения закона".

В итоге после небольшого перерыва судебная коллегия огласила свое постановление, которым оставила решение Кировского районного суда в силе, а жалобу потерпевшей - без удовлетворения. Сейчас у потерпевшей стороны есть 10 дней для того, чтобы обжаловать определение апелляционной инстанции в кассационной инстанции Самарского областного суда.

Последние комментарии

Злыдень Злыдней 06 ноября 2021 03:59 Водитель Toyota Land Cruiser, устроивший дорожную разборку с грабежом, получил условный срок

Да как так происходит? Все равны, а некоторые ровнее?!только за хранение 5 лет дают, судьи продажные! Надеюсь на пересмотр отправят и судью лишат прав.

МалинаРоза М 27 октября 2021 06:49 Облсуд не может начать процесс по делу об убийствах сирот из-за квартир

Моей дочери практически отказали в возможности стать кандидатом в присяжные. Пришло письмо, где ее выбрали из списка избирателей. Она пошла в Пром.администрацию и ей там, вместо того, чтобы зарегистрировать, сказали в коридоре: ну чтоо вы, это такая маленькая вероятность, попасть туда. Я позвонила в канцелярию обл. суда. То же самое, слово в слово. Но позвольте: письмо как разговорит о том, что человека УЖЕ выбрала система из примерно миллиона избирателей в примерно полторы тысячи кандидатов. И если человек подходит по закону о присяжных судьях, то его ставят на учет и он дожидается звонка из суда с предложением прийти на заседание по отбору кандидатов.

Mark Krass 14 октября 2021 05:34 Облсуд не может начать процесс по делу об убийствах сирот из-за квартир

Все боятся идти в присяжные.Никто не желает отбиения кукушки со стороны банды убийц

Антон Зубов 12 июля 2021 15:32 Фигурант дела о грязной нефти получил два с половиной года колонии

Интересно на фоне этой новости узнать, как обстоят дела по загрязнению нефти хлорорганическими соединениями, которое Самаранефтегаз допустила несколько недель назад. Результатов проверок нет. Кто будет оплачивать "банкет", непонятно. Операционный контроль сдаваемого в систему Транснефти сырья позволил бы всем работать гораздо спокойнее: и поставщикам, и получателям нефти, и транспортировщику.

Z9 Yx 08 июля 2021 21:16 Сотрудница госпожнадзора получила в Тольятти четыре года колонии и лишилась офицерского звания

Журналисты никогда не пишут...в рядах какой партии она состоялась... ..и это нужно указывать в будущем так как на носу выборы

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2