Самарцы жалуются на действия группы риелторов

В редакцию «ВК» пришло письмо, в котором члены семи самарских семей рассказали о мошенничестве, в результате которого они остались без жилья. Во всех делах фигурируют одни и те же покупатели: риэлтор, осужденный условно, экс-сотрудник МВД, сын отставного полковника милиции. Но у тех другое видение – мошенниками они называют продавцов, которые реализовали обремененные квартиры, а затем через суд пытаются получить их обратно.

Фото:

«Мы все стали жертвам мошенников, «черных риэлторов», которые орудуют в нашем городе. Пользуясь правовой неграмотностью и доверием граждан, эта группа лиц — Антон Запорожченко, Юлия Петровская, Александр Макаров — обманным путем переоформляют недвижимость людей на себя. Этим людям все равно, какой перед ними человек, будь то старик, ребенок или инвалид».
 С этих слов начинается обращение группы граждан в нашу редакцию. Инициатором письма стала Елена Егорова, которая рассказала нам, как ее вместе с мужем Игорем и полуторагодовалым сыном Сашей буквально вышвырнули из квартиры. Отправив заявление в прокуратуру по своему делу, Елена получила ответ от начальника отдела №2 управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры области Вячеслава Каширникова. В ответе сказано, «в настоящее время в производстве следователя СУ при УВД г. Самары находятся 7 уголовных дел, возбужденных по факту мошеннических действий А. Макарова, А. Запорожченко и других лиц, совершенных в разное время и в отношении разных лиц».
 
 Сэкономили на процентах
 По словам Елены Егоровой, в мае 2009 году, когда у нее родился сын, они с мужем решили взять квартиру в ипотеку. В связи с рождением ребенка на эти цели им была выплачена компенсация в размере 500 тыс. рублей из областного бюджета. Однако из-за кризиса процентные ставки по кредитам были очень высоки — до 18% в год. Поэтому в марте 2010-го Елена вместе с мужем решила перезаключить кредитный договор на более щадящих условиях.
 Для этих целей необходима была единовременная выплата в размере более 1,5 млн рублей. Таких средств молодая семья не имела. Но как раз в эти дни Елена Егорова обратилась к риелтору Юлии Петровской с просьбой поставить в очередь на получение квартиры своего деда. В разговоре с Петровской Елена ненароком проговорилась о своих трудностях. Риелтор пообещала помочь и познакомить с нужными людьми.
 Петровская предложила получить новый кредит в другом банке, одновременно познакомив ее с Антоном Запорожченко (сыном бывшего замначальника ГУВД по Самарской области, полковника милиции Владимира Запорожченко), который обещал покрыть кредитные обязательства по предыдущему договору. Но только после оформления договора купли-продажи квартиры. При этом, по словам Егоровой, на подписание договора в Регпалату Запорожченко пришел с Александром Макаровым, который представился ей как бывший сотрудник МВД. Вдвоем они предупредили Елену и ее супруга, чтобы те заявили в присутствии регистратора, что деньги за квартиру уже получили. Иначе Запорожченко отказывался погашать ипотечный кредит. По словам Елены, ее желание уменьшить процентную ставку по кредиту и уверенность в том, что милиционеры, пусть и с приставкой «экс-», не обманут, сыграли решающую роль, и она согласилась на эту сделку.
 В подобной же ситуации оказалась и другая потерпевшая – Оксана Хисамова. Только ее квартира перешла займодателю, Александру Макарову, по договору дарения. Возможно, поэтому семье Хисамовых, единственным из семи пострадавших, удалось выиграть суд и вернуть себе свое жилье.
 
 Обманутые ожидания
 В конце марта 2010 года Запорожченко действительно покрыл из собственных средств кредит. Егоровы обязались каждый месяц платить ему по 128 тыс. рублей и еще по 16 тыс. - за каждый день просрочки. Теперь, по словам Елены, ее семье оставалось только ждать, когда Петровская оформит им новый кредит в банке, чтобы рассчитаться по долгам с Запорожченко, вернуть себе фиктивный договор на продажу квартиры и спокойно платить кредит под меньший процент.
 Однако день за днем, месяц за месяцем вестей от риэлтора не поступало. Елена начала наводить справки и выяснила, что Петровская и не собиралась оформлять им ипотеку. Чуть позже, когда Елена обратилась в НП «Предстояние», оказывающее помощь детям с благословления церкви, юристы этой организации выяснили, что в июне прошлого года Юлия Петровская была осуждена по статье «Мошенничество». По приговору суда ей назначили окончательное наказание в 6 лет условно. И Петровская продолжила заниматься делами с недвижимостью на свободе, публикуя объявления о своих услугах в газетах города.
 Елена с мужем залезли в долги, чтобы совершить очередной платеж, однако удалось им это со значительной задержкой. А не получив в очередной раз денег, Запорожченко начал угрожать их семье, а позже – перешел от слов к делу. Из искового заявления Егоровой: «Расправившись со мной, он принялся за маму. Он подскочил к ней, сильно стукнул по плечу и резко дернул за руку. Начал бить куда попало, разбил нижнюю губу, несколько раз пнул ее по ногам». По этому факту было возбуждено уголовное дело, так как в результате побоев у женщины оказалось сломанной рука.
 
 Опасная «обремененка»
 Однако, по словам Александра Макарова и Антона Запорожченко, они сами стали жертвами мошенничества. Макаров рассказал, что ни в одном возбужденном уголовном деле их фамилии не фигурируют. «Посмотрите сами, - объясняет он, - везде сформулировано, что мошенничество совершил «неустановленный преступник»! Егорова все суды проиграла – ни по одному делу нет положительного решения».
 По словам Запорожченко, Хисамова, которой удалось выиграть суд, его «кинула»: «Мы познакомились с Макаровым, как потерпевшие – его «кинули» и меня «кинули». Мы занимаемся риэлторской деятельностью, в частности, срочным выкупом. Они продают свое жилье, мы его покупаем. Я непосредственно для себя купил квартиру у Егоровой. А потом они подают в суд и пытаются признать сделку недействительной».
 Ситуацию с переломом руки маме Елены Запорожченко назвал «очередной выдумкой». «Они придумали это, так как другого пути выиграть дело у них нет, - отметил он. – Наоборот, у меня есть документы, где зафиксированы мои повреждения, когда меня избил муж Егоровой. Я еще буду возбуждать уголовное дело по этому поводу».
 Антон также рассказал свою версию ситуации с Егоровыми. По его словам, женщина купила квартиру в ипотеку и не смогла оплатить проценты ни за один месяц. «И она продает ее мне за 3,2 млн рублей, - продолжил Запорожченко. – Я погасил в банке ее кредит - 1,437 млн рублей. Переоформляю квартиру на себя, плачу ей оставшиеся деньги от 3,2 млн руб., после чего она подает в суд и пытается развалить мне сделку». При этом ситуацию с тем, что Елена подала в суд только через 7 месяцев после сделки, Запорожченко объяснил тем, что она арендовала у него квартиру. То есть Елена, продав квартиру, еще семь месяцев жила в ней с семьей, платя Антону за аренду. «Она подает в суд и проигрывает», - резюмирует Антон.
 По словам риелторов, такие ситуации, когда покупатель приобретает «обремененную» квартиру, в которой прописаны несовершеннолетние и родственники, и через суд отыгрывают ее обратно, возможны. Однако количество поданных в суд исковых заявлений, фигурантами в которых являются одни и те же лица, «наводит на определенные размышления».
 
 Итого
 Можно по-разному трактовать ситуацию с семьей Егоровых и остальными семьями. Стали ли они жертвами мошенничества или собственной глупости или сами являются мошенниками,  установит суд. Редакция будет следить за развитием событий.
 
 Александр Макаров:
 - Никакого мошенничества с нашей стороны не было. На них дела заведены. Подтверждением этого служит тот факт, что все суды они проиграли. Это стандартная процедура — таких дел много, когда собственники обремененных квартир «передумывают». И через суд возвращают собственность назад, а деньги покупателям не возвращают. Суть в том, что люди жалуются в суд, он рассматривает все обстоятельства дела и принимает решения. Следствие идет, возможно, что-то и установит.
 
 Виктор Ануфриев, первый заместитель президента гильдии Российских адвокатов:
 - Во всех этих делах настораживают два момента, на мой взгляд, тесно связанные друг с другом: бездействие органов государственной власти и уверенность в своей безнаказанности фигурантов. Вероятно, это происходит и потому, что наличие возбужденных уголовных дел пока никоим образом не затрагивает интересы указанных лиц. Замечу, следственные действия практически не проводятся, на обращение пострадавших  реакции нет, а один из следователей на предъявляемые ему претензии о бездеятельности разводит руками и значительно показывает пальцем наверх.

 

Источник: www.vkonline.ru

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31