Мошенничество или взятка: тонкости квалификации дела трех полковников ФСБ

На минувшей неделе в гарнизонном суде государственный обвинитель Дина Исмагилова закончила оглашение обвинительного заключения по делу трех полковников ФСБ.

Напомним, в апреле 2018 г. в Самаре сотрудниками собственной безопасности при получении денег от коммерсантов были задержаны два полковника УФСБ по Самарской области — Сергей Гудованый и Павел Чермашенцев, а следом и их коллега из центрального аппарата ведомства Александр Переточкин. Вместе с ними в руки правоохранителей попали и три предполагаемых посредника Сергей Булатов, Алексей Пашкевич и Станислав Горчаков.

Ходатайствуя об аресте, следователи подозревали их во взяточничестве и посредничестве при передаче мзды. Однако в суд дело пришло с обвинением в одной взятке и одном эпизоде мошенничества.

Видимо, следствию не удалось установить, какие именно незаконные действия совершили офицеры в интересах коммерсантов, и факт получения ими денег квалифицировали как мошенничество. Однако именно от квалификации зависит судьба изъятых у Гудованого наличных в сумме около 84 млн рублей.

Если это была взятка, то деньги должны были бы уйти в казну. Если же мошенничество, то на эти средства может претендовать потерпевший, что и случилось. В данном случае обвинение в мошенничестве выгодно как дававшему, так и бравшему деньги. Для обвиняемого наказание, предусмотренное статьей 159 УК РФ, значительно мягче, чем по статье 290 УК РФ. А у дававшего деньги появляется возможность вернуть истраченные средства.

"Однако моего подзащитного обвиняют не в участии в мошенничестве, а в посредничестве при передаче взятки, хотя есть показания, что ему Гудованый говорил, мол, в случае чего помогать не будут", — прокомментировал обвинение Алексею Пашкевичу его адвокат Сергей Давидян.

"Вопрос о квалификации решит суд, — ответила гособвинитель на вопросы корреспондента Волга Ньюс. — Согласно закону, лицо, добровольно сообщившее о вымогательстве у него взятки, от уголовной ответственности за дачу взятки освобождается. Слова "вымогательство" в обвинительном заключении нет".

Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления, либо в отношении его имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица, либо лицо после совершения преступления добровольно сообщило в орган, имеющий право возбудить уголовное дело, о даче взятки. (ст 210 УК РФ. Примечание). При этом освобождение лица, совершившего дачу взятки, от уголовной ответственности по вышеуказанным основаниям не означает отсутствия в его действиях состава преступления. Поэтому оно не может признаваться потерпевшим и не вправе претендовать на возвращение ему ценностей, переданных в виде предмета взятки.

Потерпевшим по данному эпизоду признано юридическое лицо ООО МО "ТНП", которое заявило основным видом деятельности "оптовую торговлю твердым, жидким и газообразным топливом и подобными продуктами". По версии следствия, предприятие два года платило Гудованому за покровительство, и очевидно, что платило не из легальной прибыли.

По данным ИАС Seldon.Basis, в 2017 г. выручка ООО составила 92,6 млн руб., а чистая прибыль — всего 628 тыс. рублей. Зафиксированные же в уголовном деле перечисления "крыше" за два года составили около 117 млн руб., на которые сейчас и претендует "ТНП", заявив гражданский иск.

По данным следствия, деньги для полковника уходили из фирмы путем оформления фиктивных договоров, выплаченные суммы по которым относились на расходы, что, соответственно, выводило миллионы из-под налогообложения.

Совладельцем "ТНП" выступает некто Андрей Варламов, зарегистрированный как налогоплательщик в Новгородской области. А вторая половина уставного капитала в 10 тыс. руб. принадлежит фирме, зарегистрированной на Британских Виргинских островах.

Вряд ли полковник ФСБ, руководивший оперативно-поисковым отделом, не знал, от кого получает деньги. Именно он сейчас сидит в одиночестве за решеткой, в то время как остальные подсудимые давно переведены под домашний арест. В последнем заседании его адвокат просил суд удалить из зала заседания оператора с видеокамерой. Дескать, второй день направленный только на подсудимого объектив крайне того нервирует.

Так как на камере не был прикреплен логотип СМИ, остается принимать во внимание мнение присутствующих, что видеозапись ведется силовиками и на Гудованого продолжают оказывать давление, о котором он неоднократно заявлял в ходе обжалования избранной ему меры пресечения.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30