Более пяти лет престарелая самарчанка пытается вернуть себе жилье

Напомним, в феврале 2015 г. сын 82-летней Зои Исмагиловой скончался от рака, а когда через полгода пришло время вступать в наследство, женщина узнала, что ее сын Нагальцев менее чем за две недели до смерти женился и подарил новобрачной половину двухкомнатной квартиры, в которой они жили.

Поначалу Исмагилова обжаловала дарение в гражданском порядке, но суд проиграла потому, что ответчица Гульфия Бадамшина представила в суд справку от психиатра о том, что жених на момент вступления в брак не обнаруживал индивидуальных психических особенностей, все понимал и руководил своими действиями.

Для того чтобы суд принял во внимание, что на момент женитьбы Нагальцев уже не один день находился под действием наркотических обезболивающих препаратов, было необходимо провести расследование. Но полиция заниматься этим не желала и постоянно отказывала пенсионерке в возбуждении уголовного дела.

В 2019 г. адвокат Исмагиловой все-таки добился, чтобы в Кировском райотделе полиции возбудили уголовное дело. Его передали старшему следователю О.Кулешенко.

На допросе дочь умершего рассказала, что отец, заболев, стал часто к ней приезжать и сообщил, что развелся с ее матерью, чтобы все его имущество наследовали она и брат.

Майор юстиции допросила и Бадамшину, которая сказала, что в ее комнату в общежитии Нагальцев перебрался в ноябре 2001 г., но официально оформить сожительство захотел лишь через 13 лет.

Согласно материалам дела, 6 февраля 2015 г. с 10:57 до 10:58 Нагальцев был на очередном сеансе радиооблучения в СОКОД. На прием в другому врачу в 12:00 он не явился, а в 12:30 уже подавал заявление о регистрации брака. В тот же день в 14:44 в МФЦ мужчина подписал заявление о регистрации дарения половины квартиры на ул. Мориса Тореза, где жила его мать. Так как действовал мужчина последовательно и добровольно, предварительное следствие решило, что Нагальцев не пошел к врачу, так как желал заключить брак и подарить сожительнице долю в квартире. И уже в декабре 2019 г. майор юстиции прекратила уголовное дело за отсутствием события преступления.

После неоднократных жалоб, обращений и ходатайств адвоката Семена Боброва в конце мая расследование возобновили. Защитник потерпевшей ходатайствовал о проведении следственных действий, но был проигнорирован. В конце июня следствие опять прекратили.

"Каким образом, не проводя ни одного следственного действия, можно установить истину по делу и вынести обоснованное процессуальное решение? - спрашивает адвокат. - Создается впечатление, что производство предварительного следствия по этому уголовному делу было возобновлено для того, чтобы оно просто полежало на столе у следователя".

Очередное прекращение расследования случилось в конце сентября. По словам Боброва, следователь никак не обосновала причины для непроведения следственных действий, и потому ее решение о прекращении производства по делу является необоснованным. Адвокат это постановление обжаловал, две недели назад из областной прокуратуры заявительница получила ответ, что ее жалоба перенаправлена в Кировскую районную прокуратуру, которая проверит обстоятельства и проследит за следствием.

"Следствие настойчиво игнорирует то, что Бадамшина делала моему брату инъекции опиумных препаратов и никто не контролировал вводимые ею дозы, - считает представительница Исмагиловой, ее дочь Нилла. - Ряд документов, в том числе медицинских, из дела уже пропали".

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3