Игорь Соглаев: «Кредиторы не заинтересованы в банкротстве «Нефтехимии»

В конце марта начался процесс объединения двух крупных химических заводов, расположенных в Новокуйбышевске, – ООО «Самараоргсинтез» и ЗАО «Нефтехимия». Начало этого процесса ознаменовалось громким скандалом и конфликтом между бывшим и нынешним топ-менеджментом предприятий. Свою точку зрения на происходящее высказал в интервью «ВК» новый руководитель ЗАО «Нефтехимия», генеральный директор ООО «Самараоргсинтез» Игорь Соглаев.

Фото:

- С чем связано объединение ЗАО «Нефтехимия» и ООО «Самараоргсинтез»?
- История начинается с того, что год назад в марте я был приглашен на ООО «Самараоргсинтез» в качестве генерального директора для вывода предприятия из кризиса. Завод находился в достаточно тяжелом состоянии,  примерно в таком, как сейчас «Нефтехимия». Несмотря на то, что выпускалась продукция, предприятие было загружено примерно на 70%. ООО «Самараоргсинтез» на протяжении двух-трех предшествующих лет работало глубоко в убыток, и акционеры реально рассматривали вопрос о его закрытии. Придя на предприятие, я разработал понятный бизнес-план по его выводу из кризиса, и практически с первого же месяца работы начиная с апреля прошлого года завод заработал с прибылью. В итоге мы закончили 2010 год с результатами, которых даже я сам не ожидал. Сегодня «Самараоргсинтез» является одним из крупнейших налогоплательщиков региона с ежегодной выручкой более 3,5 млрд рублей и рентабельностью около 200 млн рублей на фоне больших инвестиций и ремонтов. Однако дальнейшее устойчивое развитие «Самараоргсинтеза» зависило от того, как развивается стоящее рядом ЗАО «Нефтехимия». Ведь заводская инфраструктура – железная дорога, очистные сооружения, внешний периметр  – принадлежало «Нефтехимии». Если «Нефтехимия» идет ко дну, то мы автоматически, несмотря на все наши успехи, тоже несли бы значительные финансовые потери. Это был первый мотив, который нас сподвиг на то, чтобы к концу прошлого года разработать бизнес-план по объединению не только этих двух заводов, но и близлежащих нефтехимических предприятий.  Мы планируем создать в Новокуйбышевске предприятие с годовой выручкой около 1 млрд долларов. На промплощадке будет выпускаться  более 1 млн тонн продукции в натуральном выражении. Планируем, что обслуживать производственные и сопутствующие процессы будут более 3 тысяч человек. 
- В чем заключался этот бизнес-план?
- Для начала нужно было выкупить эти предприятия у акционеров— ЗАО «Ренова Оргсинтез»» и ГК «Энергетический стандарт». Переговоры по этому вопросу с акционерами обоих предприятий были начаты еще в ноябре прошлого года. И для той, и для другой группы новокуйбышевский  актив был непрофильным.  К тому же  мы привлекли финансирование одной из крупнейших российских частных групп, работающих с прямыми инвестициями. На сегодняшний день это  наш главный финансовый партнер.
В итоге две сделки готовились параллельно. 8 апреля была завершена первая сделка с группой «Энергетический стандарт», которая являлась собственником порядка  80% акций ООО «Самараоргсинтез». После продажи этих акций и закрытия сделки ГК «Энергетический стандарт» вышла из химического бизнеса в Новокуйбышевске.  С «Ренова Оргсинтез», которое является основным акционером ЗАО «Нефтехимия», у нас есть полное взаимопонимание. Сейчас ведутся переговоры  по покупке акций предприятия.
- Почему было принято решение об увольнении генерального директора ЗАО «Нефтехимия» Владимира Рыжикова?
- Прежний руководитель не удовлетворял своей работой акционеров, поэтому было принято решение поменять руководство, чтобы немедленно начать вывод завода из кризиса. Решением совета директоров ЗАО «Нефтехимия», председателем которого является генеральный директор ЗАО «Ренова Оргсинтез» Ярослав Кузнецов, на должность нового генерального директора был назначен я. Срок, по большому счету, шел на дни, и все это понимали. С начала года мы проводили финансовую и юридическую проверку завода, техническую экспертизу. И, безусловно, господин Рыжиков понимал, что его дни на месте генерального директора завода синтеспирта сочтены. И, судя по последующим событиям, можно предположить, что он, возможно, планировал, как говорится, «кинуть» акционеров и захватить актив, доведя предприятие до банкротства. Если бы запланированный сценарий был бы осуществлен, то, скорее всего, завод бы уже лежал в руинах. 
- Можете привести конкретные примеры действий прежнего руководства, которые, на ваш взгляд, могли привести предприятие к банкротству? 
- Например, раньше ЗАО «Нефтехимия» работало напрямую с «Роснефтью», которая поставляла на завод основное сырье – этановую фракцию. Этан – это газ для получения этилена с последующей гидратацией в этиловый спирт. Этановая фракция производится на двух заводах – Отрадненском и Нефтегорском ГПЗ «Роснефти». Они связаны с «Нефтехимией» этанопроводами, которые принадлежат «Нефтехимии». Больше девать эту этановую фракцию, кроме как в этанопровод, некуда. С приходом  Рыжикова, по его решению, которое он умудрился обосновать, завод отказался от прямого контракта с «Роснефтью» и заключил договоры с другой компанией. Это организация, которая никакого отношения к заводу и к акционерам не имеет. Эта компания, естественно, сразу подняла цены, так как теперь  предприятие обеспечивало «Нефтехимию»  сырьем, просто сидя на трубе, при этом не применяя никаких знаний, умений. Приведу другой пример. На заводе работала установка, которая производила бутан-дивинильную фракцию – высокодефицитный продукт. Сегодня стоимость этой фракции составляет 35-40 тыс. рублей. В стране острейший дефицит этого продукта, а завести по импорту его практически невозможно. Что делает Рыжиков? Он перепрофилирует эту установку, которая временно была остановлена в период кризиса, и заключает договор процессинга со сторонней организацией. По этому договору сторонняя организация дает сырье и забирает всю продукцию, при этом предприятие получает оплату услуг за процессинг в размере порядка 900 рублей за тонну перерабатываемого сырья, тогда как себестоимость переработки с учетом банковских процентов, лизинга и всего остального составляет 1,5 тыс. рублей. Соответственно, возникает заведомо сформированный убыток на услугах по процессингу. А сырья здесь перерабатывалось от 6 до 9 тысяч тонн ежемесячно. За два года только на процессинге предприятие потеряло порядка  100 млн рублей. Нам еще предстоит многое узнать. Возможно, сейчас начнутся налоговые проверки за предыдущие годы, где вся эта деятельность будет высвечена, и мы попадем под санкции.
- Как вы считаете, в чьих интересах действовал Владимир Рыжиков, подавая в суд иск о банкротстве?
- Мы не понимаем, с кем мы имеем дело на той стороне. Они же не приходят к нам и не говорят: «Здрасьте, это мы». Здесь должно разбираться следствие. Выиграть от того, что предприятие будет признано банкротом, могут те, чьи коммерческие схемы, идущие в разрез с интересами завода, мы сейчас будем, очевидно, разрушать. С одной стороны, это «Импекснефтехим», а с другой – банк «Петрокоммерц», которые являются кредиторами.
Перед «Импэкс-нефтехимом» долг составляет около 1,5 млн долларов, а перед банком составляет больше 50 млн долларов. Если сейчас будет запущена процедура банкротства, то акционеры будут отстранены от управления, завод будет остановлен, и он перейдет под контроль структур, аффилированных либо банку, либо «Импекснефтехиму». Уже сейчас заявлено, что  некий московский житель может стать арбитражным управляющим. И уже кредиторы будут дальше реализовывать свои планы. При этом надо учитывать, что «Самараоргсинтез» является зависимым активом в этой структуре. Поэтому, забирая доведенную до банкротства «Нефтехимию», они автоматически получают некую власть над «Самараоргсинтезом». 
- На ваш взгляд, кредиторы заинтересованы в банкротстве «Нефтехимии»?
- Нет, я так не думаю. Мы встречались и продолжаем встречаться с руководством банка «Петрокоммерц». Мы им предложили три плана реструктуризации выкупа долгов. Понятно, что долги находятся в дефолте, естественно, их стоимость совершенно другая, чем была раньше, и предприятие запущено до такой степени, что потребуется время, чтобы выйти на нормальный платежный режим. К банку у нас претензий нет. Я уверен, что такой серьезный банк, как «Петрокоммерц», вряд ли захочет быть запутанным в этой  истории. Кредиторы не настаивают на банкротстве и заинтересованы в выполнении предприятием долговых обязательств. 
- Вы предпринимаете какие-то действия, чтобы остановить производство по иску о банкротстве? Какие?
- Я уже говорил, что Рыжиков ошибся буквально на несколько дней. Совет директоров «Нефтехимии» был проведен 31 марта, а Рыжикова, в соответствии с законом, лишили полномочий с 1 апреля.  Дело в том, что у Рыжикова не было полномочий для подачи заявления в суд, так как оно было подано уже после его увольнения. Не зря акционеры держали некий туман над происходящими процессами по объединению. Сейчас мы подали ходатайство об отзыве иска, так как считаем, что оснований для банкротства нет. И ждем решения суда. Арбитражный суд не должен в рамках закона принимать в производство этот иск. Кроме того, мы подали заявление о проведении проверки законности действий и  возбуждении уголовных дел в отношении Рыжикова и Храменкова, доследственная  проверка уже проводится, будут устанавливаться ущерб, умысел, причинно-следственная связь и так далее.
- Сколько потребуется времени для объединения «Самараоргсинтеза» и «Нефтехимии»? 
- Объединение существующих юридических лиц на данном этапе займет очень много времени – порядка двух лет. Но мы будем консолидировать управление производственным и корпоративным процессом в рамках управляющей компании, которая будет создана в ближайшее время в Новокуйбышевске и возьмет на себя все функции, которые необходимы для планомерного и быстрого роста производства.
 

История предприятий
ЗАО «Нефтехимия» и ООО «Самараоргсинтез» были образованы в 2001 году после приватизации и банкротства Куйбышевского завода синтетического спирта, построенного и введенного в эксплуатацию в 1957-1961 годах в городе Новокуйбышевске Самарской области.  При этом инженерно-транспортная инфраструктура отошла к ЗАО «Нефтехимия». ЗАО «Нефтехимия» осуществляет производство этилена и этанола, выручка предприятия в 2010 году составила 1,5 млрд рублей, чистый убыток – 241,5 млн рублей. ООО «Самараоргсинтез»
производит бензол и ацетон. В 2010 году чистая выручка предприятия составила около 3,6 миллиарда рублей. 

Биография
Игорь Соглаев родился в 1969 году. Закончил с отличием Рязанское высшее воздушно-десантное училище по специализации «Переводчик-референт». Также получил образование в Стэнфордском, Колумбийском и Калифорнийском университетах США по специализациям «Управленческая отчетность и управление стоимостью» и «Стратегический и финансовый менеджмент». Работал руководителем инвестиционного подразделения юридической фирмы «Юст», также занимал посты члена Совета директоров ОАО «Модный континент», председателя Совета директоров ОАО «Банк Финсервис», члена Совета директоров «Седьмой континент», являлся руководителем комитета совета «Седьмого континента» по финансам и аудиту, а также был главой департамента по управлению крупным и частным капиталом в России от «Дойче банка». С 24 марта 2010 года назначен генеральным директором ООО «Самараоргсинтез», а с 4 апреля 2011 года  — генеральным директором ЗАО «Нефтехимия».

 

Источник: www.vkonline.ru

Последние комментарии

Анатолий Илларионов 13 октября 2018 06:06 "Прибывалка.63" вышла в финал престижного всероссийского конкурса "ПРОФ-IT.2018"

Прибывалка63 умерла после появления в Самаре Яндекс.Транспорт

Анатолий Илларионов 13 октября 2018 06:02 Для стадиона "Самара Арена" разработано приложение с 3D-картой и аудиогидом

Всё написали, кроме того как называется приложение

Владимир Герасимов 27 августа 2018 13:01 Ростех модернизирует самарский двигатель НК-12 для нового поколения Ту-95МС

Пора от соосных винтов переходить к соосному винтовентилятору, который делает "Аэросила". Вот тогда нас никто не догонит. Никогда.

Sergey Gurichev 15 августа 2018 14:18 Сбербанк первым в России запустил сервис видеосурдоперевода в своих офисах

Теперь у людей с ограниченными возможностями есть все условия для того, чтобы беспрепятственно пользоваться услугами банка наравне со всеми остальными клиентами. Вот бы и другие банки и общественные учреждения следовали такому примеру

Владимир Герасимов 13 августа 2018 15:44 РКЦ "Прогресс" возобновит работы над созданием самолета "Рысачок"

Для выполнения авиасельхозработ необходим поршневой двигатель как наиболее приёмистый по сравнению с газотурбинным. Если конструкторы с "Прогресса" посмотрят самолёт Копейкина , который заменил двигатель М601 на поршневой отечественный двигатель М-14 на крыле от Л-410, то вариант "Рысачка" с М-14 будет отвечать политике импортозамещения.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1