Олег Иванец: "По делу блогеров у нас нет претензий друг к другу"

Недавно вышедший на свободу блогер Олег Иванец в четверг, 3 сентября, провел пресс-конференцию, на которой рассказал о своих профессиональных планах, сделал ряд заявлений о своем уголовном деле, а также рассказал о том, чем занимался в колонии.

Фото:

Напомним, в 2016 г. Олег Иванец был осужден за вымогательство (п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ) и приговорен к семи годам колонии строгого режима. Вместе с Олегом Иванцом по тому же делу были осуждены блогеры Дмитрий Бегун и Наталья Умярова. Дмитрий Бегун был приговорен к шести годам колонии строгого режима, а Наталья Умярова получила пять лет колонии общего режима. В декабре 2018 г. по УДО вышла на свободу Умярова, в конце 2019 г. - Дмитрий Бегун, а в августе 2020-го был освобожден и Олег Иванец.

О задержании блогеров стало известно 29 октября 2015 г., на следующий день ГСУ ГУ МВД России по Самарской области возбудило дело. По версии следствия, Бегун, Миронова и Иванец рассчитывали получить от самарского бизнесмена, владельца и директора ООО "Современные медицинские технологии" Сергея Шатило 3 млн руб. за неразглашение якобы компрометирующей того информации, а также снятие ранее опубликованных материалов. Как сообщала пресс-служба регионального ГУ МВД, подозреваемые были задержаны при получении части требуемой суммы в размере 1 млн рублей.

Во время своей пресс-конференции Олег Иванец в первую очередь поблагодарил Союз журналистов и другие общественные организации, которые направляли в суд ходатайства с просьбой о его условно-досрочном освобождении.

Затем он заявил, что вокруг "дела блогеров" очень много всевозможных инсинуаций, интриг и попыток столкнуть людей лбами. "По делу блогеров у нас - ни у кого - нет друг к другу претензий. Я готов общаться с любым из своих подельников - что с Бегуном, что с Мироновой (она же Умярова). У каждого были свои принципы, свои причины поступков. Когда начинают обсуждать, кто кого сдал... Во-первых, двух фигурантов уголовного дела задерживали в тот момент, когда у них в машинах были дети - это страшные вещи. И поэтому корить их мы не вправе", - подчеркнул Олег Иванец.

Также, рассказывая о деле, по которому был осужден, он заявил, что якобы за месяц до ареста проводились оперативно-розыскные мероприятия по поиску эпизодов, подпадающих под статьи 212 (Массовые беспорядки), 278 (Насильственный захват власти) и 282 (Возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства) УК РФ. "У меня есть бумага, где написано, что я активизирую социальную ненависть среди населения Самарской области. Социальная ненависть - это знаете что такое? Это когда я возбуждаю бедных, публикуя сведения о том, что богатые хорошо живут, и якобы вызываю такую вражду", - рассказал блогер и подчеркнул, что "дело блогеров", по его информации, начиналось именно с этого.

Что касается якобы имевших место неких признательных показаний других фигурантов дела, по словам Олега Иванца, никто из них не признавал факта вымогательства. "Да, это было преступление, да, мы там поучаствовали, не зная об этом. Ну, нами воспользовались", - заявил Иванец. Его адвокат Андрей Соколов, в свою очередь, подчеркнул, что на это дело, по его мнению, нужно смотреть исключительно в политическом ключе. "В этом уголовном деле отсутствует состав преступления. Вот трое подсудимых - это и Наталья Умярова, это и Дмитрий Бегун, и Олег Иванец - отсидели фактически ни за что. Почему ни за что? Потому что доказательств самого факта вымогательства в уголовном деле нет. Ключевым моментом вымогательства является требование передачи денег за что-либо. Требований о передаче денег в обмен на какие-то ответные действия (то ли снять публикации, то ли расписать иную информацию, то ли поставить в зависимость от передачи денег какие-то действия подсудимых) установить не удалось", - сообщил Соколов и добавил, что в рамках дела и на него, и на подсудимых якобы оказывалось беспрецедентное давление.

Олег Иванец также заявил, что якобы единственным доказательством наличия сговора между ним и другими фигурантами дела служит переписка по электронной почте. "С Бегуном у меня не то что переписки, у меня с ним вообще никаких контактов не было. И то, что арестовали меня, Бегуна, и что у нас предварительный сговор, - ну это такой бред..." - говорит Олег Иванец и в продолжение добавляет - он в течение трех лет пытался доказать, что ящик электронной почты, с которого велась та самая переписка, ему не принадлежит. В итоге ему, как он утверждает, пришло решение Верховного Суда РФ, в котором указывалось, что этот почтовый ящик ему не принадлежит, а кому принадлежит - установить не удалось.

"А в приговоре - это доказательство. Я, соответственно, посылаю председателю Верховного Суда жалобу, что это вновь открывшийся факт, что приговор мне сделали на основе этого почтового ящика. На что мне приходит ответ - "вы исчерпали все свои юридические возможности". После этого я пишу уполномоченному по правам человека, а она отвечает, что, согласно закону об УПЧ, только в течение года после вступления приговора в законную силу я мог бы пожаловаться. Срок прошел", - сообщил Олег Иванец, а в завершении добавил, что в связи с этим не верит в то, что имеет смысл куда-либо жаловаться и пытаться искать правды через суды и прочие ведомства.

В ответ на вопрос журналистов о том, чем занимался в колонии, Олег Иванец рассказал, что много читал. "Я за эти пять лет прочел столько книг, сколько лет за 15 до того не прочел. Да, я выходил в цех, выходил на "промку". Я был лучшим обрезчиком 2017-го года", - сообщил он и пояснил, что его задачей было обрезать нитки с костюмов, которые шились в соседнем цехе. Правда, впоследствии по состоянию здоровья с работы его сняли.

Также он рассказал, что, пока он сидел в тюрьме, пять человек подали на него в суд за публикации. Эти иски он планирует обжаловать.

О своих дальнейших планах Олег Иванец сказал так: "Когда я был закрыт в 2015 году, у меня осталось очень большое количество неопубликованых материалов. За эти пять лет по очень разным каналам пришло очень много материалов. Сейчас я начинаю их читать. Много материалов мне прислано по моим договоренностям из ИК-8. Многие люди, отбывающие там наказание (в том числе сотрудники правоохранительных органов), хотят поднять вопросы о своем осуждении".

В итоге он, правда, заметил, что пока у него есть страх, но он все же намерен продолжить ту деятельность, которой занимался до октября 2015 года.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4